Обращение об отказе в возбуждении уголовного дела при нанесении тяжкого

Депутату Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, председателю Политической партии ЛДПР – Либерально-демократической партии России Жириновскому В. Ф. Ул. Охотный ряд, д.

1, Москва, 103265 ОБРАЩЕНИЕ В Татарском МСО, в производстве следователя Сибякина А. Е., находится материал проверки № 46 пр-18, о причинении тяжкого вреда здоровью моему сыну, Колбину Сергею. 02.

09. 2017г., около 17 часов 30 минут, примерно в 30 километрах от села Усть-Тарка, в районе оз. Журавли, Мартыненко Роман Александрович, на почве личной неприязни, избил до полусмерти моего сына, Колбина Сергея Вадимовича.

Мартыненко Р. А. Руками и ногами нанес множественные телесные повреждения моему сыну, от чего Сергей впал в кому. Со 2-го по 23 сентября, мой сын находился в коме.

Долгое время мой сын проходил и проходит лечение в результате причиненных ему травм. В настоящее время является инвалидом. До настоящего времени, решение о возбуждении уголовного дела, следователем не принято. Сергей потерпевшим не признан.

Материал изначально был зарегистрирован сотрудниками полиции, ни как преступление против личности, а как, якобы, дорожно-транспортное происшествие. Таким образом, следственная проверка изначально пошла по ложному пути. Я неоднократно обращался в прокуратуру района и межрайонный следственный отдел СК с жалобами по данному поводу, заявляя о необъективности проводимой проверки, указывал на объективные данные, которые подтверждают ложность позиции лиц, заинтересованных в том, чтобы Мартыненко Р. А.

Ушел от уголовной ответственности. Однако, в Татарском следственном отделе СК по сей день занимают позицию направленную на отказ в возбуждении уголовного дела. Так, 25. 06.

2018, следователем Сибякиным А. Е. Вновь было принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела. В материалах проверки имеются данные об агрессии Мартыненко Р.

А. В адрес Колбина, высказывание угроз избить моего сына, провоцирование Колбина на драку, толкание Колбина в грудь и плече. Данное поведение со стороны Мартыненко Романа, – выражало явное и однозначное желание причинить моему сыну телесные повреждения. У Мартыненко Р.

А. Был мотив на причинение тяжкого вреда здоровью моего сына – личная неприязнь, основанная на конфликтных отношениях Сергея с его бывшей женой, Маргаритой – сестрой Романа Мартыненко, а также на том, что Колбин выпустил воздух из колес автомобиля Мартыненко, по поводу чего у них была ссора. Мартыненко умышленно ударил или толкнул Сергея Колбина, в присутствии свидетеля Абрамова. Мартыненко Р.

А., являясь сотрудником полиции, (бойцом-высотником) оперативного отделения оперативного взвода оперативной роты отряда мобильного особого назначения «Штурм», высказывавший в этот день намерение избить моего сына, провоцировавший его на драку, будучи значительно физически крепче Сергея, оказался наедине с ним в машине, и получил возможность реализовать свои угрозы и желание избить потерпевшего без посторонних, представив все это как, якобы, дорожно-транспортное происшествие. По заключению повторной комиссионной судебно-медицинской экспертизы № 50-ПК, подтверждена возможность причинения Колбину С. В.

Телесных повреждений твердыми тупыми предметами (в т. Ч. Кулаками, руками, ногами, коленями, локтями). Из объяснений свидетеля Абрамова С.

А. Следует, что между Мартыненко Р. А. И моим сыном были неоднократные конфликты весь период нахождения в охотничьем лагере.

Из объяснений Абрамова, следует, что Мартыненко вел себя агрессивно по отношению к Сергею. Мартыненко Р. А. Неоднократно высказывал вслух намерение избить Колбина, демонстрировал намерение подраться с Колбиным, который физически значительно слабее Мартыненко.

Мартыненко толкал Колбина в грудь и плечо, провоцировал последнего на драку. Мартыненко находясь в лагере, в присутствии Абрамова, ударил Колбина, от чего последний упал на землю. По пояснениям Мартыненко, они с Колбиным отъехали на расстояние около 500-700 метров от лагеря, когда Колбин, якобы выпал из машины, после этого Мартыненко вернулся в лагерь. Абрамов С.

А. Указал на то, что после того, как Мартыненко с Колбиным уехали на УАЗе из лагеря, прошло около 15 – 20 минут до того момента, когда Мартыненко вернулся обратно в лагерь без Колбина. Таким образом, Мартыненко, отъехав на незначительное расстояние от лагеря, наедине с Колбиным, находился большее по продолжительности время, чем то, которое описывает сам Мартыненко, что изобличает ложность его пояснений в этой части. К материалам проверки приобщен адвокатский опрос свидетеля Абрамова, из которого следует, что члены семьи Мартыненко: Колбина Маргарита, Мартыненко Роман и Мартыненко Александр — отец последних, оказывали на Абрамова незаконное воздействие, с той целью, чтобы Абрамов скрыл обстоятельства конфликтов на охоте Романа Мартыненко с Колбиным Сергеем, а также предлагали Абрамову озвучить версию о том, что Колбин, якобы пьяный выпал из кузова автомобиля, находившегося на стоянке в лагере, и получил телесные повреждения.

Наличие незаконного воздействия на свидетеля Абрамова, со стороны Мартыненко, подтверждается также записями в истории болезни Колбина С. В. Так, в истории болезни Колбина, имеются записи со слов его жены – Маргариты, которая требовала от врачей внесение в историю болезни данных о том, что Колбин выпал не из движущегося, а из стоявшего автомобиля. Эта версия должна была отвести Романа Мартыненко от управления автомобилем в состоянии опьянения и нанесения телесных повреждений Колбину.

Таким образом, данные о незаконном воздействии на свидетеля имеются в материалах проверки. Однако, следственный орган в ходе проведения проверки, к сожалению, не оценил должным образом незаконное воздействие на свидетеля Абрамова со стороны членов семьи Мартыненко, не смотря на существование в материале проверки объективных данных об этом. Незаконным воздействием Колбиной Р. А.

, Мартыненко Р. А. И Мартыненко А. На свидетеля Абрамова, предполагалось обосновать ложную позицию и пояснения Мартыненко Р.

А. О якобы «случайном» характере получения Колбиным тяжкого вреда здоровью. Считаю, что следствие, при принятии решения по материалу, пошло по пути «наименьшего сопротивления», не отнеслось критически к пояснениям Мартыненко Р. А.

, заинтересованного избегнуть уголовной ответственности, не выявило процессуальным путем ложность его позиции, и принял, со слов Мартыненко и членов его семьи, абсурдный, вывод о том, что 02. 09. 2017, имело место дорожно-транспортное происшествие. Но в то же время, незаконное воздействие на свидетеля, с целью формирования определенной «нужной» позиции, во взаимосвязи с пояснениями Мартыненко Р.

А. Об обстоятельствах произошедшего, обнаруживает его желание избежать уголовной ответственности, и явную ложность позиции последнего, так как в пояснениях Мартыненко Р. А. Отсутствуют конкретные данные, приведенные не заинтересованным лицом – Абрамовым С.

А., (отрицание конфликта с Колбиным, высказывание намерения избить потерпевшего, провоцирование Колбина на драку, толчки потерпевшего в грудь и т. Д.).

Указанные обстоятельства дают основания поставить под сомнение объективность, всесторонность и беспристрастность проведенной проверки. Принятое решение об отказе в возбуждении уголовного дела существенно нарушает права потерпевшего, моего сына, Колбина Сергея. Прошу оказать содействие в защите прав моего сына Колбина Сергея.

Добавить комментарий

:) :D :( :o 8O :? 8) :lol: :x :P :oops: :cry: :evil: :twisted: :roll: :wink: :!: :?: :idea: :arrow: :| :mrgreen:

Обращение об отказе в возбуждении уголовного дела при нанесении тяжкого