КРИК О ПОМОЩИ!

Заявление
о совершённом преступлении

Прошу вас считать данное видео адвоката и моё заявление сообщением о преступлении, провести проверки и завести уголовное дело в отношении следователя Хисямова Альберта, допустившие в отношении моего сына Клюева Виктора пытки. О принятом решение, прошу мне (заявителю) сообщить. Я — Третьякова Ольга Владимировна (29. 04.

1969) – жительница города Димитровграда, Ульяновской области, являюсь матерью Клюева В. О. Мой сын – Клюев Виктор Олегович (14. 12.

1996 г. Р.), дело которого в настоящее время находится в суде присяжных заседателей в городе Димитровграде в Мелекесском районном суде Ульяновской области. Его обвинили по ст.

111 ч. 4 УК РФ. Не смотря на то, что вердикт коллегии присяжных вынесен не в нашу пользу по основному составу преступления, мы считаем это большой победой. Вердикт коллегии присяжных заседателей был обвинительным в сторону одного голоса, т.

Е. Присяжные заседатели проголосовали за виновность Кузянина Игоря и Клюева Виктора, по результатам голосования, четыре ответа «да» и два ответа «нет». В соответствии с законом, если вердикт присяжных заседателей был 3/3 подсудимые считались бы оправданны. Поэтому видно, что присяжные заседатели принимали решение путем общего голосования.

Закон предусматривает, что в течении трёх часов, присяжные заседатели обязаны совещаться в совещательной комнате до принятия единодушного вердикта виновен или не виновен. В связи с тем, что вердикт принят по голосованию сторон, он длился с выше трёх часов. Были вопросы, которые требовали дополнительного обсуждения, для принятия вердикта. Более того, председательствующим в ходе процедуры вынесения вердикта присяжными заседателями в совещательной комнате, которая регламентируется законодательством, допускались грубейшие нарушения законом.

Присяжные заседатели возвращались в совещательную комнату четыре раза, в связи с тем, что им не понятны вопросы, которые поставлены судом. Не понятность этих вопросов была не понятна и адвокатам. Не смотря на это, согласно процедуре, сторона защиты принимает участие в обсуждение вопросного листа, которое выносится присяжным заседателям. Защита имеет право учувствовать в этом и есть такое понятие в уголовно процессуальном вопросе «основные вопросы» которые ставятся перед присяжными заседателями.

Адвокаты приняли активное участие в обсуждение этих вопросов, после перерыва были подготовлены вопросы. Не один из двадцати поставленных вопросов стороной защиты председательствующим принят не был. Нам было отказано в очень многих наших ходатайствах, практичски во всех. На каждый ответ, есть зачёркнутые карандашом фразы, которые зачеркнула коллегия, фактически под основными вопросами зачеркнуто всё.

Дело в том, что при первом удалении, возвращении колеггии присяжных заседателей в совещательную комнату, когда отправил председаствующий по делу, он объяснял, что если вы что-то считаете не так, (в скобочках укажите это). Например на первый вопрос, «имело ли место события преступление», которое мы, кстати и не оспаривали. Да, конечно, это имело место быть, был обнаружен труп. Присяжные заседатели пишут «да, доказано», в скобках пишут «за исключением, было получено предложение физически расправиться с Казановым, а после того, как предложение было принято, была достигнута предварительная договоренность о совместной физической расправой над Казановым», т.

Е что имели присяжные заседатели, такой же ответ был о виновности. После того, как председательствующему трижды не было что-то понятно, четырижды… Что это такое?! Оно было очевидно – оно зачёркнуто.

Это был десятый час ночи, в моем понятии коллегия присяжных, просто это зачеркнула и у нас появилось третье лицо дело в отношении которого выделено в отдельное производство. Хотя везде было написано, во всех ответах на эти вопросы, что это не доказано. Но мы считаем, что суд, оказав таким образом давление, отправляя их неоднократно в комнату для совещания, фактически надавил на присяжных заседателей в связи с тем, что они так и не поняли, что от них хотят. Но они хорошо поняли о том, что не доказно, что было какое-то третье лицо, не доказано, что это третье лицо давало какие-то указания, подстрикала к совершению преступления, не доказано, что был какой-то предвариетльный сговор и не было доказано, что было распределение ролей.

Присяжные заседатели ничего не поняли и просто это зачеркнули и это видно из этого вердикта. Мы считаем, что вердикт был под давлением, принят как со стороны председательствуещего, так со стороны участников процесса, в частности мы в ходе судебного заседания заявляли отвод государственного обвинителя Рябова, который в ходе судебного слушания высказал уже свое мнение о виновности о Клюеве В. О и Кузянине И. Л неоднакратно, хотя существует такая процедура, присяжные заседатели предупреждаются о том, что они не имеют права читать средства массовой ифнормации по данному делу.

Мы все живем в социуме и мы все живем дома, мы понимаем, что кто-то из родственников вполне возможно им доносил эту информацию и эти комментарии самого государственного обвинителя. В моем понятие, прежде чем выступать с такими заявлениями перед прессой, я считаю, что это не корректно если это не противозаконно, по той причине, что в соответсвии с законом, лица которые являются сотрудниками прокуратуры, длжны давать комментарии по средствам массовой информации, только с разрешения вышестоящего руководства. В этом отводе нам было отказано. Мы заявляли отвод секретарю судебного заседания, которая неоднакратно входила в комнату присяжных заседателей на очень длительное время и в итоге для того, чтобы это зафиксировать очередной вход в комнату коллегии присяжных заседателей, адвокат был вынужден подключить судебных приставов, которые её оттуда вывели.

Что это и произошло. Более того, когда суд в последний раз получил в четвертый раз от присяжных заседателей вердикт, он сказал что есть противоречия. Когда четыре раза приносили вердикт, судья удалялся, как он объяснял для обдумывания вердикта в совещательную комнату. Эта комната она имеет выход и мы не знаем, где он находился все это время.

Данная процедура уголовно процессуальным законом не предусмотрена, председательствующий судья не мог покидать зал судебного заседания. Перед оглашением вердикта, судья Герасимов предложил нам никому не выходить из зала судебного заседания. Мы не вышли. В зал судебного заседания присяжных всегда заводила секретарь, в это время она сидела за столом и не выходила.

Коллегию присяжных заседателей привела помощник председательствующего судьи, лицо которое не имела права находится с коллегией присяжных заседателей, т. Е она имела к ним доступ. В связи с тем, что при вынесение вердикта были допущены такие ошибки, мы считаем, что приговор поставленный на основании данного вердикта является не законным. О том, что на присяжных заседаталей было оказано давление – это очевидно.

В ходе судебного заседаний, мой сын, подсудимый Клюев В. О и ряд свитеделей по уголовному делу, дали показания суду о том, что в ходе предварительного следствия на них оказывалась физическое давление в форме не просто побоев, а в форме пыток, ряд свителей в том числе Клюев В. О вывозились сотрудниками полиции в неустановленное место, на них надевались маски с завязыванием вокруг шеи скотчем. В таком состоянии они были довезены до места о котором им не было известно, в отношении их производились побои и более того, в чем заключались пытки.

Это в том, что по их рукам, ногам к заднему проходу присоединялись провода и по ним пускался ток. По данному факту, сейчас написано заявление во все правоорхранительные инстанции, в том числе и в ФСБ. По этому поводу должно быть принято самое серьезное решение, должно быть произведено самое серьезное расследование данного вопроса. Мы попали в безвыходную ситуацию, которую можно назвать сленговым термином «беспредел».

Если на таких вещах совершаются недопустимые ошибки, то, что говорить о самой правовой системе Ульяновской области. Обращаюсь лично по той причине, что моё заявление касается высокопоставленных сотрудников следственного комитета и полиции города Димитровграда, Ульяновской области к которым я не могу обратиться в силу их заинтересованности. Прошу вас, возбудить уголовное дело в отношении сотрудников полиции следственного комитета, в отношении следователя Хисямова, которые допустили в отношении меня и моего сына противоправные действия, а так же допустившие в отношении сына пытки. Прилагаю к своему заявлению аудиозаписи судебных заседаний с показаниями Клюева В.

О, Сочнева М. А, Аксенова А. Д, Бурова Д. А от 28.

06, 01. 07. 2019 и 03. 07.

2019 года, в случае вызова на допрос свидетелей, так же готовы подвердить свои показания (в отношении их, были оказаны такие же пытки). Так же, прилагаю к своему заявление видеозапись адвоката Бояхчан И. А. Предупрежден (а) об ответственности по ст.

306 УК РФ на заведомо ложных донос.

Добавить комментарий

:) :D :( :o 8O :? 8) :lol: :x :P :oops: :cry: :evil: :twisted: :roll: :wink: :!: :?: :idea: :arrow: :| :mrgreen:

КРИК О ПОМОЩИ!