Меня зовут Кравченко Ирина Викторовна. Я живу в г. Таганроге Ростовской

Меня зовут Кравченко Ирина Викторовна. Я живу в г. Таганроге Ростовской обл. Мне 45 лет. Официально я замужем, неофициально мы с мужем не живем вместе уже полгода. У меня двое детей от моего мужа: дочь -22 года (уже замужем, живет в квартире мужа), сын -15 лет, живет со мной.

У меня высшее педагогическое образование (красный диплом Таганрогского Государственного Педагогического Института) и курсы повышения квалификации по программе «Менеджмент персонала» Таганрогского Института Управления и Экономики (все оценки – «отлично»). Я работала учителем, няней на дому, кассиром на АЗС, кассиром в Сбербанке, бухгалтером, менеджером рекламного отдела. Причиной, по которой я решила обратиться за помощью, является невозможность так жить дальше, отчаяние и желание найти кого-то, кто поможет это изменить, потому что сама я пыталась и не смогла (но, я надеюсь, что справедливость в нашей стране есть, и когда-нибудь я ее найду), а первопричиной всех моих мытарств: жестокость, озлобленность, эгоизм, конфликтность, грубость мужа, оскорбления и унижения, угрозы физической расправы (по отношению ко мне и сыну), постоянная ненависть и желание доминировать, не считаясь не с чьим мнением, решение семейных и жизненных вопросов только путем ссор и скандалов, которые привели к тому, что мы с несовершеннолетним сыном остались без жилья и средств к существованию. У сына, на фоне этой постоянной атмосферы злобы, оскорблений, унижений и угроз уже много лет нервные тики, стоит на учете у невропатолога. Много сил, времени, и денег ушло на лечение (УЗИ, обследования, лекарства, массажи и т. Д.

) У него медицинская карта в 15 лет толще, чем у многих в пенсионном возрасте (могу предоставить). И все равно болезнь не прошла и требует лечения. Именно из-за нее мой ребенок, мечтающий поступить в суворовское училище, вынужден был отказаться от своей мечты, из-за невозможности пройти медицинскую комиссию. На многочисленные просьбы не устраивать скандалы при детях (у меня еще есть дочь, сейчас ей уже 22 года, взрослая, но так было и когда она была маленькой), не унижать, не угрожать сыну, а в свое время и дочери, муж никогда не реагировал. Пытаясь постоянно доминировать материально, заставлял меня уходить с разных мест работы, объясняя это необходимостью вести хозяйство и воспитывать детей, (к тому же, дети много и серьезно болели) (мед. Карты – тому доказательство), а потом мне же это время «безработицы» и ставил в упрек, как нежелание мое работать и «сидеть у него на шее».

В результате, к 45 годам я сменила несколько мест работы, с коротким стажем на каждом. Найти работу в моем возрасте с таким стажем очень проблематично. Я занимаюсь этим постоянно, но последние 3 года мне удавалось только подрабатывать няней и вести бухгалтерию и всю электронно-бумажную работу мужа, составлять и печатать договора, по которым муж зарабатывал деньги, когда он открывал ИП (вернее все открывала, как и закрывала потом — я), а так же работать с эл. Программой по расчетам. Вообще, все, что связано с домом (покупки для всех (продукты и любые другие), все оплаты и оформления, в том числе и оформление трехкомнатной квартиры, в которой сейчас живет муж один (у него – дарственная), все, что связано с детьми (одеть, обуть, накормить, дет. Сад, школа, институт, болезни, больницы, воспитание и т.

Д.)), все всегда было на мне. Муж никогда мне ни в чем не помогал, никогда не занимался детьми, не ходил с ними по больницам, не был ни на одном родительском собрании или детском празднике, никогда не оставался с ними, когда они болели. Единственное, что он делал для них — это давал деньги на их содержание, причем сумма всегда зависела от его настроения, и ее нужно было выпрашивать. Я никогда не знала, сколько он зарабатывает, т. К.

Заработок был неофициальный и реальный размер его он всегда скрывал. Последние полгода я лишилась и постоянного заработка няни, остались только редкие подработки, 1, 2 раза в неделю (хотя искала работу по объявлениям в газетах, в интернете на разных сайтах, пыталась стать на учет ЦЗН, сама давала объявления о поиске работы и даже была на приеме у заместителя председателя городской Думы, по рекомендации Первого Заместителя Председателя Законодательного Собрания Ростовской области). К этому времени напряжение в отношениях в нашей семье дошли до того, что муж, зная, что я осталась без источника дохода, вообще перестал выделять деньги на содержание семьи, хотя сам продолжал питаться и жить, как раньше. Вынужденная думать о том, как прокормить сына, я потребовала разделить наши продукты. Не сразу, но мы перешли на раздельное питание. Таким образом, продолжая жить в одной квартире, мы 4 месяца жили, как чужие люди.

Муж не общался ни со мной, ни с детьми. Не оказывал никакой материальной помощи. Мы с сыном жили на деньги, которые я получила от сдачи в ломбард золотых украшений, которые у меня были (у меня есть чеки) и помощи моих родственников и друзей, соседи мне носили сумки с продуктами, и предметами первой необходимости (они могут это подтвердить). От пережитых моральных и материальных потрясений я первый раз сильно заболела, прошла лечение в поликлинике (есть запись в моей мед. Карте в поликлинике) (что опять-таки осложнило поиски работы). А второй раз меня положили в больницу с диагнозом: острая двусторонняя пневмония.

(Есть выписка из больницы) За сыном приехала присматривать дочь на период моей болезни. За этот период муж не только не изменил своего отношения к семье и детям (не общался с ними и со мной, ни разу не пришел ко мне в больницу, хотя приезжали из деревни даже его дальние родственники и привозили мне продукты и деньги, которые я передавала детям, и, живя в одной квартире, не оказывал абсолютно никакой поддержки (хотя требовались не только продукты, но и лекарства)), но и ужесточил их, угрожал физической расправой сыну, оскорблял и унижал, обещал выгнать нас из квартиры (и эта угроза длится на протяжении всей нашей совместной жизни, он всегда и всем, не стесняясь, говорил, что квартира только его, а я с детьми в ней пустое место). Таким образом, такое отношение сделало совместное проживание нас с сыном в одной квартире с мужем невыносимым. По выходу из больницы, ослабленная болезнью и осложнениями, без работы, без средств к существованию, за невозможностью и не имением физических и моральных сил жить на одной территории с мужем, а, главное, опасаясь за жизнь и здоровье сына (потому что я знаю, что муж способен на физическую расправу, я сама вызывала полицию, когда он на моих глазах чуть не убил своего родного брата (хотя жестокость свойственна всем представителям их семьи, его брат много лет избивал свою жену, за что неоднократно имел приводы в полицию пока они не развелись, отец бил мать, братья разбивали головы друг другу, мать постоянно вызывала полицию то для одного сына, то для другого, то для третьего), у нас год длилось судебное разбирательство, когда муж учинил драку с соседями по площадке, и таких случаев было множество, и вообще в их семье кулаками решаются многие вопросы, в том числе, и вопросы воспитания (если они когда-либо решаются), я всегда опасалась за здоровье и жизнь детей), я приняла решение уехать к родителям. Там я немного поправила здоровье и устроилась на работу, сын пошел в другую школу. За этот промежуток времени муж сменил замки на двери в квартиру, чтобы мы не могли вернуться.

Он ни разу не выходил на связь ни со мной, ни с детьми и не оказывал никакой материальной поддержки. Однако, мне была необходима его материальная поддержка для воспитания сына до достижения им 18летия, т. К. Учитывая интересы и будущие жизненные планы сына, я решила вернуться в Таганрог. На заработанные на прежней работе деньги я сняла однокомнатную квартиру для нас с сыном. Квартиру пришлось снять без мебели и техники, чтобы была дешевле аренда.

Когда я вышла на связь с мужем и попросила его о помощи, он отказался нам помочь, и сказал, что ему не нужны ни я, ни дети, и помогать, как и общаться с ними он не собирается. Из своей трехкомнатной квартиры, где у нашего сына была своя комната, он разрешил забрать только старую мебель, которую в свое время отдавала мне моя сестра и наши вещи. Ничего из техники (стиральная машина, холодильник, микроволновая печь, телевизор, даже старый еще советских времен телевизор и т. Д.) и мебели, нажитой совместно, муж взять не позволил. Сейчас главное его желание — выписать нас с сыном из квартиры, чтобы еще и без прописки нас оставить.

Поэтому я подала иск в суд на алименты в твердой денежной сумме. Суд удовлетворил мои требования на сумму-5000р (0. 5 прожиточного минимума). Муж собирается подавать апелляцию, потому что даже эти деньги на сына он выделять не собирается. В суде он сказал, что вообще помогать не собирается. Официально он работает на АЗС кассиром, и официальная зарплата у него 7500р (и мой муж предоставил суду все справки).

Естественно, это ИП и реальные доходы там скрывают. Я в свое время 4 года отработала в этой же организации, поэтому знаю. Конечно- же, мой муж живет не на эти деньги. Он неофициально делает людям балконы и металлопластиковые окна, и занимается любыми видами ремонтов, деньги получает на руки. И это не маленькие деньги. Один балкон может быть от20000 до 60000 и выше.

Я знаю, я сама их считала в свое время в специальной программе, когда он был ИП, и после, когда уже работал неофициально. А я уже 2 месяца не могу найти работу. При нынешних обстоятельствах (аренда квартиры- 6000р. +коммунальные (в зимнее время-до 4000р (очень большая плата за отопление)), чтобы выжить с сыном зарплата нужна не меньше 20000 (и то, этого, конечно же, не хватит, только, чтобы не умереть с голоду). Как оказалось, такая зарплата для нашего города нереальна. Я задействовала все силы в поиске работы, начиная от городской Думы (на приеме в которой я была уже 3 раза), и заканчивая всеми знакомыми, которых знаю (естественно, это не считая поисков по объявлениям, в интернете, в газетах, на сайтах, в Центре Занятости и походов по разным организациям).

Результата нет. Мой сын сейчас пока на содержании у моих родителей, которые очень сильно болеют (папа у меня, вообще, диабетик), им по 70лет, и у них грошовая пенсия. Я вернулась в этот город, не просто потому, что я его очень люблю (хотя это так), но только из-за сына. Потому что хочу обеспечить ему хорошее будущее, что невозможно в поселке, где живут родители. Мой сын хорошо учится, на 4 и5. В следующем году у него ОГЭ.

Я хочу, чтобы он получил высшее образование. Он — спортсмен, увлекается баскетболом, и не просто увлекается — это его вторая жизнь, он этим живет. И у него хорошо получалось (медали, дипломы, перспективы.). (У нас есть папка с его наградами). А там, где живут мои родители, этого вида спорта нет вообще.

Это – районный центр. И потом, мой ребенок родился в Таганроге, всю жизнь в нем жил и очень сильно по нему тоскует. Я не могу его этого лишить. Мне, всего – то, нужна помощь в поиске работы, с зарплатой, на которую мы с сыном сможем существовать, и справедливость в отношении материальной помощи со стороны отца моего ребенка, ведь есть закон, что родители в равной степени ответственны за своих детей, как за их воспитание, так и за материальное обеспечение. (ст. 61 СК РФ).

А с воспитанием, я думаю, я справлюсь, я всегда это делала сама и со старшей дочерью (она с красным дипломом закончила ЮФУ и уже работает), и с сыном, раз отцу они не нужны оба. Я очень надеюсь, что в нашей стране практически также заботятся о будущем подрастающем поколении, как говорят на словах, а значит, я могу рассчитывать на помощь.

Оцените статью
Открытые письма Жириновскому В.В.
Добавить комментарии

:) :D :( :o 8O :? 8) :lol: :x :P :oops: :cry: :evil: :twisted: :roll: :wink: :!: :?: :idea: :arrow: :| :mrgreen: