Важаемый Владимир Вольфович, обращаюсь с просьбой о помощи в защиту моих

Жириновскому Владимиру Вольфовичу
военнослужащего А. А. Широкого, привлечённого в качестве обвиняемого
адрес: 600 000, Ильича ул., д. 6, г. Владимир

тел.: +7 (915) 765-25-60 Уважаемый Владимир Вольфович, обращаюсь с просьбой о помощи в защиту моих прав от произвола сотрудников СЧ по РОПД СУ УМВД России по Владимирской области В производстве следователя СЧ по РОПД УМВД Росси по Владимирской области Филатова находилось уголовное дело № 11704009636021248, которое незаконно без повода и оснований, в нарушение действующего уголовного и уголовно-процессуального законодательства было возбуждено 04. 07. 2017 сотрудниками Владимирской таможни в отношении неустановленного лица по признакам отсутствующего состава преступления установленного ч.

1 ст. 226. 1 УК РФ – незаконное перемещение через Государственную границу Российской Федерации с государствами – членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС сильнодействующих веществ. Почти через два года с момента возбуждения указанного уголовного дела, невзирая на отсутствие события преступления, достаточных доказательств, а также достоверных и объективных данных причастности и вины постановлением заместителя начальника отдела СЧ по РОПД УМВД Росси по Владимирской области А.

С. Егорушкова от 27. 01. 2019 28 января 2019 года был незаконно и необоснованно привлечен, в качестве обвиняемого, а фактически назначен преступником по данному уголовному делу военнослужащий А.

А. Широкий. За время предварительного расследования производство по указанному уголовному делу неоднократно необоснованно приостанавливалось, срок предварительного следствия также необоснованно неоднократно продлевался органами предварительного следствия по одним и тем же основаниям, последний раз 15. 04.

2019. По данному уголовному делу было организовано неэффективное, некачественное, пристрастное предварительное следствие, которое в нарушение ст. 6. 1 УПК РФ производилось в неразумные сроки (более одного года), срок предварительного следствия на сегодня составляет один год и один месяц и истекает 15 мая 2019 года.

Проводимое по указанному уголовному делу так называемое расследование ввиду отсутствия во вменяемом военнослужащему А. А. Широкому «деянии» самого события преступления, а равно отсутствия состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст.

226. 1 УК РФ, ничем не посягнуло на установленную в РФ систему общественной безопасности, не причинило никакого ущерба, поэтому не имело никакой социальной значимости, а являлось примером полицейского произвола, вседозволенности и безнаказанности, особенно со стороны следователя С. С. Филатова.

Также нужно отметить, что, несмотря на то, что уголовное дело № 1170400969602148 было возбуждено 04. 07. 2017, а А. А.

Широкий был призван на военную службу и заключил военный контракт 03. 10. 2017, в течение четырех месяцев производимого расследования, до призыва на военную службу А. А.

Широкий не был привлечен ни в качестве подозреваемого, ни в качестве обвиняемого или даже свидетелем по делу, о данном уголовном деле не знал, при призыве на военную службу не скрывал ни какой информации о себе, военный контракт заключил законно и обоснованно и на сегодня имеет статус военнослужащего. Ни одно из собранных следователем доказательств не указывает на причастность А. А. Широкого к вмененному ему преступлению, потому что само преступление отсутствует.

В месте с тем мне, военнослужащему Широкому Алексею Алексеевичу незаконно предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 226. 1 УК РФ по незаконному уголовному делу уголовное дело № 11704009636021248, которое было возбуждено не обосновано в нарушение уголовного и уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации Постановлений правительства РФ Международных Договоров Соглашений между правительствами стран Таможенного союза и которое подлежит прекращению за отсутствием состава преступления по следующим основаниям:

Частью 1 статьи 226. 1. УК РФ установлена ответственность за незаконное перемещение через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС либо Государственную границу Российской Федерации с государствами — членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС сильнодействующих веществ и пр. Статья 226.

1 УК РФ носит бланкетный характер. И бланкетность ст. 226. 1 УК РФ при определении законности или незаконности трансграничного перемещения по средствам внутрисоюзных почтовых отправлений отсылает к другим нормативно правовым актам.

В силу п. 19 ст. 4 «Таможенного кодекса Таможенного союза» (ред. От 08.

05. 2015) (приложения к Договору о Таможенном кодексе Таможенного союза, принятому Решением Межгосударственного Совета ЕврАзЭС на уровне глав государств от 27. 11. 2009 № 17) «незаконное перемещение товаров через таможенную границу» — перемещение товаров через таможенную границу вне установленных мест или в неустановленное время работы таможенных органов в этих местах, либо с сокрытием от таможенного контроля, либо с недостоверным декларированием или недекларированием товаров, либо с использованием документов, содержащих недостоверные сведения о товарах, и (или) с использованием поддельных либо относящихся к другим товарам средств идентификации, равно как и покушение на такое перемещение.

В соответствие с п. П. 1, 2 чт. 6 «Соглашение о Таможенном союзе между Российской Федерацией и Республикой Беларусь» (Заключено в г.

Минске 06. 01. 1995) 1. Договаривающиеся Стороны обеспечат единство управления своими таможенными службами на основе соответствующего Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Беларусь.

2. С учетом положений пункта 1 настоящей статьи Договаривающиеся Стороны:

— отменят таможенный контроль на общей границе при безусловном обеспечении надежного таможенного контроля на своих внешних границах. В силу п. 1 Указа Президента РФ от 01. 07.

2011 № 880 «Об отмене согласованных видов контроля на государственной границе Российской Федерации с Республикой Белоруссия и Республикой Казахстан» Правительству Российской Федерации нужно было: обеспечить до 1 июля 2011 г. Выполнение мероприятий по переносу таможенного, транспортного, санитарно-карантинного, ветеринарного, карантинного фитосанитарного контроля с российско-белорусской и российско-казахстанской государственной границы на внешнюю границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС;

отменить с 1 июля 2011 г. Таможенный, транспортный, санитарно-карантинный, ветеринарный, карантинный фитосанитарный контроль на государственной границе Российской Федерации с Республикой Белоруссия и Республикой Казахстан. В соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 1 июля 2011 г. N 880″ Об отмене согласованных видов контроля на государственной границе Российской Федерации с Республикой Белоруссия и Республикой Казахстан» Правительство Российской Федерации постановило: 1.

Федеральной таможенной службе, Федеральной службе по ветеринарному и фитосанитарному контролю и Федеральной службе по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека не осуществлять с 1 июля 2011 г. Таможенный, транспортный, ветеринарный, карантинный фитосанитарный, санитарно-карантинный контроль на государственной границе Российской Федерации с Республикой Белоруссия и Республикой Казахстан (п. 1 Постановления Правительства РФ от 01. 07.

2011 № 529 (ред. От 20. 11. 2018) «О мерах по реализации Указа Президента Российской Федерации от 1 июля 2011 г.

N 880″ Об отмене согласованных видов контроля на государственной границе Российской Федерации с Республикой Белоруссия и Республикой Казахстан»). Согласно п. 1 ст. 2 «Соглашения между Российской Федерацией и Республикой Беларусь об обеспечении равных прав граждан Российской Федерации и Республики Беларусь на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства на территориях государств — участников Союзного государства» (Заключено в г.

Санкт-Петербурге 24. 01. 2006) (ред. От 03.

03. 2015) граждане одной Стороны независимо от места пребывания (проживания) имеют право свободно въезжать, выезжать, пребывать, следовать транзитом, передвигаться и выбирать место жительства на территории другой Стороны, за исключением мест, для посещения которых в соответствии с законодательством Сторон требуется специальное разрешение, по действительным документам, указанным в приложениях N 1 и 2 к настоящему Соглашению, без миграционной карты. Телетайпограммой Заместитель Председателя ГТК РФ С. М.

БЕКОВ от 13. 08. 1996 № Т-16046 информировал, что на основании Решения Правительства Российской Федерации от 04. 08.

96 № ВЧ-П4-27466 ФПС России с 12. 08. 96 отменен пограничный контроль Российских и Белорусских воздушных судов и следующих на них лиц, совершивших авиарейсы между аэропортами Белоруссии и России. В разъяснениях гл.

Гл. I, III, данных в Письме ФТС России от 19. 07. 2013 « 18-12/31135 «О направлении методических рекомендаций» (вместе с «Методическими рекомендациями по актуальным вопросам возбуждения уголовных дел и уголовно-правовой квалификации контрабанды стратегически важных товаров и ресурсов») (Извлечение) «с 01.

07. 2011 таможенные органы не осуществляют деятельность на бывшей таможенной границе с Республикой Беларусь и Казахстан. В связи с этим под незаконным перемещением товаров и ресурсов через Государственную границу Российской Федерации с государствами — членами Таможенного союза следует понимать перемещение таких предметов через Государственную границу Российской Федерации с государствами — членами Таможенного союза вне установленных мест или в неустановленное время работы пограничных органов в этих местах, либо с сокрытием от пограничного контроля, либо с использованием документов, содержащих недостоверные сведения о перемещаемых предметах, и (или) с использованием поддельных либо относящихся к другим предметам средств идентификации, равно как и покушение на такое перемещение. Отсутствие перечисленных признаков при перемещении товаров (сильнодействующих веществ) через Государственную границу Российской Федерации с государствами — членами Таможенного союза означает отсутствие состава преступления, предусмотренного статьей 226.

1 УК России. Отмена таможенного или пограничного контроля, упразднение или прекращение деятельности пунктов пропуска через таможенную или Государственную границу, отмена декларирования товаров при перемещении через таможенную границу однозначно указывает и на отсутствие в деяниях лиц, перемещающих стратегически важные товары и ресурсы через таможенную или Государственную границу, признаков контрабанды. Отмена пограничного контроля, упразднение или прекращение деятельности пунктов пропуска через Государственную границу однозначно указывает и на отсутствие в деяниях лиц, перемещающих товары через Государственную границу, признаков контрабанды. В связи со строительством союзного государства Беларуси и России пограничный контроль на Государственной границе Российской Федерации с Республикой Беларусь не осуществляется.

По этой причине отсутствуют правовые основания для квалификации как контрабанда перемещение товаров и ресурсов через такую границу, даже если такое перемещение было осуществлено с какими-либо нарушениями законодательства». Таким образом, в связи с отменой не только таможенного, но и пограничного контроля на Государственной границе РФ с Республикой Беларусь (пограничный контроль был упразднен еще до образования Таможенного союза в процессе строительства Союзного государства Союза Беларуси и России) незаконное перемещение специальных объектов в том числе и сильнодействующих веществ (ст. 226. 1 УК РФ) через Государственную границу РФ может быть квалифицировано в настоящее время как контрабанда по ст.

226. 1 УК РФ лишь в случаях противоправного перемещения таких предметов через Государственную границу РФ с Республикой Казахстан. Контрабандой являются активные действия, направленные на уклонение от пограничного либо таможенного контроля (путем, например, сокрытия предмета контрабанды в тайниках, либо путем неверного/недостоверного декларирования, либо путем проноса контрабанды вне мест таможенного/пограничного контроля) и т. Д.

Но, поскольку между Республикой Беларусь и Российской Федерацией пограничный и/или таможенный контроль отсутствует, то нарушений такого контроля (т. Е. Контрабанды сильнодействующих веществ) не произошло, ввиду чего отсутствует само событие преступления. Согласно п.

1 ч. 1, 3 ст. 24 УПК РФ уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению по следующим основаниям: отсутствие 1) события преступления. 3.

Прекращение уголовного дела влечет за собой одновременно прекращение уголовного преследования. Таким образом, отсутствует событие преступление, на лицо отсутствие правовых оснований для квалификации как контрабанда деяния вменного А. А. Широкому, однако данных обстоятельств ни следствие, ни районная, ни областная прокуратура Владимирской области, ни вышестоящее руководство замечать не желают, в отношении военнослужащего А.

А. Широкого ведется предвзятое, пристрастное, необоснованной жесткое, противоправное следствие, проводится политика доведения уголовного дела № 1170400969602148 подлежащего прекращению на стадии предварительного следствия до суда со всеми вытекающими последствиями. Несмотря на указанные выше обстоятельства, имеющиеся основания для прекращения уголовного дела по п. 1 ч.

1 ст. 24 УПК РФ в отношении военнослужащего А. А. Широкого следователем С.

С. Филатовым вынесено обвинительное заключение, в соответствии с которым А. А. Широкому вменяется умышленные действия – незаконное перемещение через Государственную границу Российской Федерации с государствами – членами Таможенного Союза в рамках ЕврАзЭС сильнодействующих веществ (в ред.

Федерального закона от 02. 07. 2013 № 150-ФЗ) – метандиенон, станозолол, оксиметанол, дегодрохлорметилтестостерон, тестостерона пропионат, тестостерона изокапроат, тестостерона энантат, тестостерона деканат, тестостерона фенилпроптонат, тестостерона ципионат, которые являются эфирами тестостерона – изомерами 1-тестостерон, нандролона фенилпропионат, который является эфиром нандролона, которые входят в соответствии с Постановлением Правительства от 29. 12.

2007 № 964 «Об утверждении списков сильнодействующих и ядовитых для целей ст. 234 и других ст. УК РФ», в указанному обвинении А. А.

Широкому вменяется нарушение ст. 313 Таможенного Кодекса Таможенного союза» (ред. От 27. 11.

2009), соглашения между Правительством РФ и Правительством Республики Беларусь от 12. 02. 1999 «Об утверждении перечней товаров, в отношении которых применяются количественные ограничения, запреты или ограничения»(! Без указания статьи), постановления Правительства РФ от 16.

03. 1996 № 278 «О порядке ввоза в РФ и вывоза из РФ сильнодействующих и ядовитых веществ, не являющихся прокурорами наркотических веществ»(! Без указания пункта)., а также требований Федерального закона от 12.

04. 2010 № 61-ФЗ «Об обращении лекарственных средств»(! Без указания статьи) и Правил ввоза лекарственных средств для медицинского применения на территории РФ, утв. Постановлением Правительства РФ от 29.

06. 2010 № 771(! Без указания пункта). При вынесении обвинительного заключения А.

А. Широкому следователь не учел, что диспозиция ст. 226. 1 УК РФ, носит бланкетный характер, а в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого от 17.

04. 2019 не указано, какие конкретно положений и статей Федерального закона «Об обращении лекарственных средств» №61-ФЗ от 12 апреля 2010 г., постановления Правительства РФ от 16. 03.

1996 № 278, Правил ввоза лекарственных средств для медицинского применения на территории Российской Федерации, утв. Постановлением Правительства РФ от 29. 06. 2010 № 771 были нарушены А.

А. Широким и в чем конкретно выразились эти нарушения, а также, в чем выразилось нарушение других нормативных актов, указанных в постановлении о привлечении А. А. Широкого в качестве обвиняемого от 17.

04. 2019, нарушение которых инкриминировано А. А. Широкому; обвинительное заключение составлено без учета положений Постановления Конституционного суда Российской Федерации от 16.

07. 2015 г. № 22-П «По делу о проверке конституционности положения статьи 226. 1 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Республики Казахстан О.

Е. Недашковского и С. П. Яковлева»; не конкретизировано в части указания нормативных актов, регламентирующих трансграничное перемещение сильнодействующих веществ и способа такого перемещения через Государственную границу Российской Федерации с государствами членами таможенного союза в рамках ЕврАзЭс.

Как следует из обвинительного заключения, А. А. Широкий нарушил Федеральный закон «Об обращении лекарственных средств» №61-ФЗ от 12 апреля 2010 г., а также Правила ввоза лекарственных средств для медицинского применения на территории Российской Федерации, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 29 сентября 2010 г.

№ 771 «О порядке ввоза лекарственных средств для медицинского применения на территории Российской Федерации». Вместе с тем, обвинительном заключении не указаны, какие конкретно положения и каких статей Федерального закона «Об обращении лекарственных средств» №61-ФЗ от 12 апреля 2010 г., а пункты и подпункт Правил ввоза лекарственных средств для медицинского применения на территории Российской Федерации, а также других нормативных актов, были нарушены А. А.

Широким, и в чем конкретно выразились эти нарушения. Как усматривается обвинения А. А. Широкий также нарушил Положения о порядке ввоза в Российскую Федерацию и вывоза из Российской Федерации сильнодействующих веществ, не являющихся прекурсорами наркотических средств и психотропных веществ, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 16.

03. 1996 г. N 278 «О порядке ввоза в Российскую Федерацию и вывоза из Российской Федерации сильнодействующих и ядовитых веществ, не являющихся прекурсорами наркотических средств и психотропных веществ». В соответствии с разъяснениями, содержащимися в Постановлении Конституционного суда Российской Федерации № 22-П «По делу о проверке конституционности положения статьи 226.

1 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Республики Казахстан О. Е. Недашковского и С. П.

Яковлева» от 16. 07. 2015 г. Общий порядок ввоза в Российскую Федерацию и вывоза из Российской Федерации сильнодействующих веществ, не являющихся прекурсорами наркотических средств и психотропных веществ, утвержден постановлением Правительства Российской Федерации от 16 марта 1996 г.

N 278, а постановлением Правительства Российской Федерации от 03 августа 1996 г. N 930 утверждена Номенклатура сильнодействующих веществ, на которые распространяется данный порядок, не включающая анаболические стероиды, контрабанда которых инкриминирована А. А. Широкому по настоящему делу.

Соответственно, установленные постановлением Правительства Российской Федерации от 16 марта 1996 г. N 278 правила (действовавшие до создания ЕврАзЭС и продолжающие действовать в условиях членства Российской Федерации в Таможенном союзе) не применяются по отношению к ввозу (вывозу) физическими лицами лекарственных средств, содержащих анаболические стероиды. Сильнодействующее вещества — метандиенон, станозолол, оксиметанол, дегодрохлорметилтестостерон, тестостерона пропионат, тестостерона изокапроат, тестостерона энантат, тестостерона деканат, тестостерона фенилпроптонат, тестостерона ципионат, нандролона фенилпропионат в Номенклатуре, утвержденной постановлением Правительства N 930 от 03 августа 1996 г., с изменениями внесенными постановлением Правительства РФ от 04.

02. 2013 г. N 78, — отсутствуют. В обвинительном заключении не указано, в чем, в таком случае, выразилось нарушение А.

А. Широкого вышеуказанных постановлений Правительства. Приведя в обвинительном заключении и другие нормативные акты, которые с точки зрения следствия нарушил А. А.

Широкий, следователь С. С. Филатов не указал, в чем же конкретно выразились эти нарушения. Следователем вменено нарушение ст.

313 Таможенного кодекса Таможенного союза (ред. От 27. 11. 2009) наряду с тем, что следователь не указал, каких положений и в чем конкретно выразились эти нарушения, следователь С.

С. Филатов в основу обвинения положил закон, который утратил свою силу, так как Таможенный кодекс Таможенного союза утратил силу с даты вступления в силу Договора о Таможенном кодексе ЕАЭС от 11. 04. 2017 — с 1 января 2018 года.

Постановлением Конституционного суда Российской Федерации № 22-П «По делу о проверке конституционности положения статьи 226. 1 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Республики Казахстан О. Е. Недашковского и С.

П. Яковлева» от 16. 07. 2015 г.

Положение статьи 226. 1 УК Российской Федерации, устанавливающее уголовную ответственность за контрабанду сильнодействующих веществ, признано не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (часть 1), 54 (часть 2) и 55 (часть 3), в той мере, в какой данное положение — при наличии приводящей к его произвольному истолкованию и применению неопределенности правового регулирования порядка и условий перемещения физическими лицами через Государственную границу Российской Федерации с государствами — членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС сильнодействующих веществ, входящих в состав лекарственных средств и не являющихся наркотическими средствами, психотропными веществами, их прекурсорами или аналогами, — не предполагает возможность учета специфики их перемещения, осуществляемого физическими лицами в целях личного использования, и не позволяет этим лицам осознавать общественно опасный и противоправный характер своих действий и предвидеть их уголовно-правовые последствия. Федеральному законодателю предложено определить порядок перемещения физическими лицами через Государственную границу Российской Федерации с государствами — членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС лекарственных средств, в состав которых входят сильнодействующие вещества, не являющиеся наркотическими средствами, психотропными веществами, их прекурсорами или аналогами, в целях личного использования. По смыслу закона, непосредственным объектом преступления, предусмотренного ст.

226. 1 УК РФ, являются отношения, обеспечивающие общественную безопасность в сфере оборота сильнодействующих веществ. Дополнительным непосредственным объектом являются отношения, характеризующие установленный порядок перемещения специальных предметов через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС либо Государственную границу Российской Федерации с государствами — членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС. В соответствии с предъявленным обвинением, А.

А. Широким был нарушен запрет на перемещение через Государственную границу Российской Федерации с государствами — членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС указанных выше сильнодействующих веществ. В соответствии с заключенным Республикой Беларусь, Республикой Казахстан и Российской Федерацией Договором о Таможенном кодексе Таможенного союза от 2009 г. И Договором о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 г.

Территории Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации составляют Единую таможенную территорию Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС. На внутренних границах этих трех стран снят контроль за перемещением товаров, функционирует внутренний рынок товаров, а также осуществляется единое таможенное регулирование и свободное перемещение товаров между территориями государств — членов без применения таможенного декларирования и государственного контроля (транспортного, санитарного, ветеринарно-санитарного, карантинного, фитосанитарного), за исключением случаев, предусмотренных данным Договором. В отношении перемещаемых в пределах единой таможенной территории Таможенного союза, состоящей из таможенных территорий государств — членов Таможенного союза, товаров, происходящих из третьих стран и выпущенных в свободное обращение на территории Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации отпала необходимость таможенного оформления. В соответствии с п.

1 ст. 352 Таможенного кодекса Таможенного союза товары для личного пользования перемещаются через таможенную границу в порядке, установленном главой 49 этого Кодекса, а в неурегулированной ею части — в соответствии с порядком, установленным таможенным законодательством Таможенного союза. Единый перечень товаров, к которым применяются запреты или ограничения на ввоз или вывоз государствами — членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС в торговле с третьими странами, утвержденный Решением Коллегии Евразийской экономической комиссии от 16 августа 2012 г. № 134 «О нормативных правовых актах в области нетарифного регулирования», включает ядовитые вещества, не являющиеся прекурсорами наркотических средств и психотропных веществ, лекарственные средства и фармацевтические субстанции.

Закрепленные в нем правила распространяются только на торговлю с третьими странами, но не между Республикой Беларусь, Республикой Казахстан и Российской Федерацией. Признаком объективной стороны контрабанды при перемещении предметов через Государственную границу Российской Федерации с государствами членами таможенного союза в рамках ЕврАзЭс является незаконность способа, который применялся правонарушителем для преодоления пограничного контроля, для уклонения от такового, то есть определение того противоправного способа, посредством которого в нарушение режима государственной границы специальные предметы оказались перемещенными через Государственную границу Российской Федерации. Как указал Конституционный суд Российской Федерации в вышеуказанном Постановлении, предусмотрев в статье 226. 1 УК РФ уголовно-правовые последствия незаконного перемещения через Государственную границу Российской Федерации с государствами — членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС сильнодействующих веществ, федеральный законодатель сформулировал диспозицию данной нормы как бланкетную и не установил перечень таких веществ, равно как не определил и критерии законности (незаконности) их трансграничного перемещения (п.

3 Постановления). Органами предварительного следствия в обвинительном заключении, учитывая отсутствие не только таможенного, но и пограничного контроля на границе между Республикой Беларусь и Российской Федерацией, такой способ не указан. Таким образом, предъявленное 17. 04.

2019 А. А. Широкому обвинение не конкретизировано в части указания нормативных актов, регламентирующих трансграничное перемещение сильнодействующих веществ и способа такого перемещения. Также в постановлении о привлечении А.

А. Широкого в качестве обвиняемого от 17. 04. 2019 следователь С.

С. Филатов не верно указал, что почтовое отправлении из Беларусии относится к разряду МПО – международных почтовых отправлений, так как почтовое отправление из Республики Беларусь относится к ВСПО – внутрисоюзное почтовое отправление, и в соответствии с п. 8 Соглашения между Правительством РФ, Правительство Республики Беларусь, Правительством Республики Казахстан от 18. 06.

2010 «Об особенностях таможенных операций, в отношении товаров, пересылаемых в международных почтовых отправлениях» ВСПО не подлежат таможенному контролю, не помещаются под таможенные процедуры, в отношении их не совершают таможенные операции, что также не указано в обвинении. В обвинительном заключении следователь С. С. Филатов не указано, к какому виду относится почтовое отправление из Республики Беларусь – регистрируемому или не регистрируемому.

В связи с чем, следуя разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ № 12 от 27. 04. 2017, нельзя установить место происшествия вмененного А. А.

Широкому деяния, и как следствие – подследственности в соответствии с УПК РФ. Так как в соответствии со ст. 2 Таможенного кодекса Таможенного Союза единую таможенную территорию Таможенного союза составляют территории Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации, а также находящиеся за пределами территорий государств — членов Таможенного союза искусственные острова, установки, сооружения и иные объекты, в отношении которых государства — члены Таможенного союза обладают исключительной юрисдикцией. Пределы таможенной территории Таможенного союза являются таможенной границей Таможенного союза.

В соответствии с международными договорами государств — членов Таможенного союза таможенной границей могут являться пределы отдельных территорий, находящихся на территориях государств — членов Таможенного союза. На данное обстоятельство пристрастное и заинтересованное в исходе дела следствие не желает обращать внимание. Почтовое отправление, о котором идет речь в обвинении, предъявленных А. А.

Широкому, направленное из Беларуси в Российскую Федерацию относится не к Международным почтовым отправлениям, а к внутрисоюзном почтовым отправлениям (ВСПО), которое шло открыто регистрируемым почтовым отправлением по каналам почтовой связи в соответствии с Приказом Минфина России и Министерства связи и массовых коммуникаций РФ от 31 марта 2017 г. № 54н/162″ Об определении мест международного почтового обмена, являющихся объектами почтовой связи, на территории Российской Федерации”. Субъективная сторона преступления по ч. 1 ст.

226. 1 УК РФ характеризуется прямым умыслом, а также мотивами и целями, которые не установлены следствием. Постановлением Конституционного Суда РФ от 16. 07.

2015 N 22-П» По делу о проверке конституционности положения статьи 226. 1 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Республики Казахстан О. Е. Недашковского и С.

П. Яковлева» положения статьи 226. 1 УК Российской Федерации, устанавливающее уголовную ответственность за контрабанду сильнодействующих веществ, признаны не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (часть 1), 54 (часть 2) и 55 (часть 3), в той мере, в какой данное положение — при наличии приводящей к его произвольному истолкованию и применению неопределенности правового регулирования порядка и условий перемещения физическими лицами через Государственную границу Российской Федерации с государствами — членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС сильнодействующих веществ, входящих в состав лекарственных средств и не являющихся наркотическими средствами, психотропными веществами, их прекурсорами или аналогами, — не предполагает возможность учета специфики их перемещения, осуществляемого физическими лицами в целях личного использования, и не позволяет этим лицам осознавать общественно опасный и противоправный характер своих действий и предвидеть их уголовно-правовые последствия. На что следователь СЧ по РОПД СУ УМВД России по Владимирской области С.

С. Филатов, а также прокуратура Владимирской области и вышестоящее руководство Владимирской области обращать внимание не желают, полагают, что они своим произвольным решением не основанным на правильном понимании уголовном и уголовно-процессуальном закона вправе привлекать к уголовной ответственности невиновно. На сегодня порядок перемещения физическими лицами через Государственную границу Российской Федерации с государствами — членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС лекарственных средств, в состав которых входят сильнодействующие вещества, не являющиеся наркотическими средствами, психотропными веществами, их прекурсорами или аналогами, в целях личного использования не определен. Поэтому перемещение через Государственную границу Российской Федерации с государствами — членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС лекарственных средств, в состав которых входят сильнодействующие вещества, не являющиеся наркотическими средствами, психотропными веществами, их прекурсорами или аналогами, физическими лицами в целях личного использования осуществляется с учетом условий, установленных в соответствии с Федеральным законом» Об обращении лекарственных средств».

Однако условия указанного закона не устанавливают общие правила трансграничного перемещения физическими лицами для личного пользования лекарственных средств в состав которых входят сильнодействующие вещества и не содержат порядка и регламента процедуры ввоза данных лекарственных средств. Федеральный закон от 12. 04. 2010 № 61-ФЗ (ред.

От 27. 12. 2018)» Об обращении лекарственных средств» не содержит условий запретов и ни как не регламентирует трансграничное перемещение физическими лицами лекарственных средств содержащих сильнодействующие вещества для личных целей по средствам внутрисоюзных почтовых отправлениях в рамках Таможенного союза ЕврАзЭс. Это подтверждает, что законодателем до сих пор не приняты общие условия трансграничного перемещения физическими лицами лекарственных препаратов в состав которых входят сильнодействующие вещества для личного пользования.

В соответствии с разъяснениями данными в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27. 04. 2017 N 12″ О судебной практике по делам о контрабанде» в пункте 15 указано, что получатель международного почтового отправления, содержащего предметы контрабанды, если он, в частности, приискал, осуществил заказ, оплатил, предоставил свои персональные данные, адрес, предусмотрел способы получения и (или) сокрытия заказанного товара, подлежит ответственности как исполнитель контрабанды. Следователь незаконно и необоснованно, без подтверждения собранными под уголовному делу доказательствами, основываясь лишь на домыслах указал в обвинительном о каком-то «заказе» сильнодействующих веществ, осуществлённом обвиняемым А.

А. Широким, не располагая объективными данными, фактами и подтверждающими документов сделанного «заказа», не установил и не отразил в обвинительном заключении следующие обстоятельства подлежащие доказыванию: что указывает на то, что именно А. А. Широкий сделал заказ?

Что именно заказал? В каком количестве заказал? Где именно заказал? Каким образом осуществлен заказ?

У кого сделал заказ? Следователь незаконно и необоснованно, не основываясь на собранных по уголовному делу доказательствах, указал в обвинительном заключении об указании именно А. А. Широким анкетных данных другого человека, что не подкреплено ни показаниями самого человека, анкетные данные которого, по мнению следователя, указало обвиняемое лицо, ни какими-либо другими материалами дела.

Данный факт не установлен и не доказан в ходе предварительного следствия, основан на домыслах следователя. Факт оплаты А. А. Широким «заказа» так же остался неустановленным и недоказанным следователем, является ничем не подтвержденным домыслом следователя.

В ходе предварительного следствия не было установлено и не отражено в обвинительном заключении: Что из себя представлял заказ? Был ли факт оплаты? Способ оплаты? Сумма и назначение платежа?

Наименование субъекта кому предназначался указанный платеж? Следователь в обвинительном заключении незаконно и необоснованно по собственному желанию, руководствуясь лишь домыслами, не основываясь на собранных по делу доказательствах, назначил «получателем» заказа обвиняемого А. А. Широкого, произвольно вменил А.

А. Широкому осведомленность о содержимом посылки и о месте её отправления. Хотя опять же собрание материалы дела не подтверждают данные обстоятельства. Следователь не произвел оценку собранных по делу доказательств как это требует уголовно-процессуальный закон с точки зрения относимости, допустимости, достоверности и достаточности, не устранил все противоречия, не истолковал все сомнения в пользу А.

А. Широкого, но трактует все без исключения доказательства исключительно в пользу вынесенного им обвинения, какими бы противоречивыми они не были, что свидетельствует о пристрастности и имеющейся прямой или косвенной заинтересованности следствия в исходе следствия. Только системное единство признаков, перечисленных в Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27. 04.

2017 N 12″ О судебной практике по делам о контрабанде» образует состав контрабанды, закрепленный в ст. 226. 1 УК РФ и при получении международного почтового отправления, а не внутсрисоюзного почтового отпрапвления. Системное единство признаков отсутствует в случае вмененном А.

А. Широкому следователем вынесенным им обвинительным заключением. И одно только это свидетельствует об отсутствии вмененного А. А.

Широкому состава преступления, самого события преступления. Следователем установлено, что почтовое отправление фигурирующие в уголовном деле, является внутрисоюзным почтовым отправлением (ВСПО). Однако следователь в нарушение действующего законодательства подменяет понятия и относит внутрисоюзные почтовые отправления (ВСПО) к международным почтовым отправлениям (МПО), что свидетельствует о правовом невежестве следователя в указанном вопросе и так называемом качестве произведенного им следствия. Так Статья 312 ТК ТС.

Международные почтовые отправления закрепляет следующие: С вступлением в силу Договора о Таможенном Кодексе таможенного союза и созданием единой таможенной территории между Российской Федерацией, Республикой Беларусь и Республикой Казахстан международные почтовые отправления (далее — МПО) этих государств стали подразделяться на две категории. МПО, принимаемые для пересылки за пределы территории Таможенного союза, поступающие на ее территорию из третьих стран или следующие транзитом, и на внутрисоюзные почтовые отправления, пересылаемые из одного государства — члена Таможенного союза в другое государство этого союза, в том числе через территорию государства, не являющегося членом Таможенного союза. При этом внутрисоюзные почтовые отправления не подлежат таможенному контролю, не помещаются под таможенные процедуры, в отношении них не совершаются таможенные операции. Таким образом, ТК регулирует МПО принимаемые для пересылки за пределы территории Таможенного союза, поступающие на его территорию из третьих стран или следующие транзитом, а внутри ТС производится пересылка ВСПО.

В соответствии с «Соглашением об особенностях таможенных операций в отношении товаров, пересылаемых в международных почтовых отправлениях» (Заключено в г. Санкт-Петербурге 18. 06. 2010) (ред.

От 08. 05. 2015)
Правительства государств — членов таможенного союза в рамках Евразийского экономического сообщества, именуемые в дальнейшем Сторонами, основываясь на положениях Договора о создании единой таможенной территории и формировании таможенного союза от 6 октября 2007 года и Договора о Таможенном кодексе таможенного союза, от 27 ноября 2009 года, руководствуясь общепризнанными принципами и нормами международного права, в целях упрощения таможенных операций и таможенного контроля в отношении товаров, перемещаемых через таможенную границу таможенного союза в международных почтовых отправлениях, а также пересылаемых между государствами Сторон, согласились о нижеследующем: в Статье 2 указано, что
Для целей настоящего Соглашения используются следующие термины: а) депеша — мешок, имеющий ярлык, или несколько мешков и других емкостей, опломбированных пломбой или без нее, содержащих почтовые отправления и (или) тару, которыми обмениваются места (учреждения) международного почтового обмена почтовых служб стран — членов Всемирного почтового союза; б) внутрисоюзные почтовые отправления — почтовые отправления, пересылаемые из государства одной Стороны в государство другой Стороны, в том числе через территорию государства, не являющегося членом таможенного союза; в) назначенный оператор — любая государственная или негосударственная организация, официально назначаемая страной — членом Всемирного почтового союза для обеспечения эксплуатации почтовых служб и выполнения относящихся к ним обязательств, вытекающих из актов Всемирного почтового союза, на ее территории. Иные термины, используемые в настоящем Соглашении, применяются в значениях, установленных таможенным законодательством таможенного союза и (или) актами Всемирного почтового союза. В Статья 8 указано, что Внутрисоюзные почтовые отправления не подлежат таможенному контролю, не помещаются под таможенные процедуры, в отношении них не совершаются таможенные операции. Назначенные операторы государств Сторон обеспечивают:
информирование таможенных органов государств Сторон о назначенных операторах и транспортных средствах, используемых назначенными операторами;
пересылку международных почтовых отправлений и внутрисоюзных почтовых отправлений в разных депешах по отдельным сопроводительным документам;
идентификацию внутрисоюзных почтовых отправлений. О способе идентификации внутрисоюзных почтовых отправлений назначенные операторы уведомляют таможенные органы государств Сторон. При пересылке международных почтовых отправлений в одной депеше с внутрисоюзными почтовыми отправлениями, то такие депеши перемещаются по таможенной территории таможенного союза под таможенным контролем в соответствии с таможенной процедурой таможенного транзита. Таким образом: В связи с вступлением в силу Договора о Таможенном кодексе Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС и объединением территорий Российской Федерации, Республики Беларусь и Республики Казахстан в единую таможенную территорию международные почтовые отправления (далее — МПО) стали подразделяться на две категории:

1) международные почтовые отправления, перемещаемые через таможенную границу Таможенного союза. В подп. 16 п. 1 ст.

4 Таможенного кодекса Таможенного союза (далее — ТК) под МПО понимаются почтовые отправления, принимаемые для пересылки за пределы территории Таможенного союза, поступающие на ее территорию из третьих стран или следующие транзитом через эту территорию и сопровождаемые документами, предусмотренными актами Всемирного почтового союза;

2) внутрисоюзные почтовые отправления. Согласно ст. 2 Соглашения от 18 июня 2010 года» Об особенностях таможенных операций в отношении товаров, пересылаемых в международных почтовых отправлениях», внутрисоюзными почтовыми отправлениями являются почтовые отправления, пересылаемые из одного государства — члена Таможенного союза в другое государство — член Таможенного союза, в том числе через территорию государства, не входящего в Таможенный союз. При этом внутрисоюзные почтовые отправления не подлежат таможенному контролю, не помещаются под таможенные процедуры, в отношении их не совершаются таможенные операции (ст.

8 Соглашения от 18 июня 2010 года). Таким образом, для таможенных целей объектом таможенных операций и таможенного контроля являются исключительно МПО, перемещаемые через таможенную границу Таможенного союза. Правила, закрепленные соглашением, оптимизируют маршрутизацию потоков ВСПО в новых условиях упразднения таможенного контроля на внутренних границах таможенного союза. Соглашением установлены единые требования к допустимому вложению пересылаемых ВСПО, оформлению деклараций и сопроводительных документов на депеши, содержащие ВСПО, а также иные правила, соответствующие Актам Всемирного почтового союза Согласно Закона РФ от 1 апреля 1993 г.

N 4730-I «О Государственной границе Российской Федерации»
Статьи 10. Перемещение через Государственную границу грузов, товаров и животных закрепляет

Перемещение через Государственную границу грузов, товаров и животных производится в местах и в порядке, установленных международными договорами Российской Федерации, законодательством Российской Федерации, решениями Правительства Российской Федерации. С июля 2010 на территории государств-членов ТС (включая Белоруссию) вступил в силу единый Таможенный кодекс Таможеного Союза. 1 июля 2011 года весь таможенный контроль также был вынесен на внешний контур границ Таможенного союза. На внутренних границах был сохранён лишь миграционный контроль.

Всё вышеперечисленное исключает во вменяемом А. А. Широкому деянии признаки состава преступления предусмотренного ч. 1 ст.

226. 1 УК РФ контрабанды, то есть незаконного перемещения перемещении через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС либо Государственную границу РФ с государствами — членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС лекарственных препаратов, в составе которых содержаться сильнодействующие вещества по средствам внутрисоюзных почтовых в рамках Таможенного союза. Так как Таможенный кодекс Таможенного союза не регулирует перемещение внутрисоюзных почтовых отправлении, которые в свою очередь не относятся к международным почтовым отправлениям (МПО), не подлежат таможенному контролю и пограничному контролю, не помещаются под таможенные процедуры, в отношении них не совершаются таможенные операции. Указанные почтовые отправления приравнены к внутренним почтовым отправлениям Российской Федерации, поэтому в указанном случае лицо, которым назначили А.

А. Широкого, получившее фактически внутренне почтовое отправление с сильнодействующими веществами для личного пользования не подлежит ответственности, а подлежит ответственности лицо сбывшее (отправившее) посылку с сильнодействующими веществами по ст. 234 УК РФ за незаконный оборот сильнодействующих веществ. Несмотря на указанные выше обстоятельства, имеющиеся основания для прекращения уголовного дела по п.

1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в отношении военнослужащего А. А.

Широкого следователем С. С. Филатовым уголовное дело не прекращается, но от И. О.

Руководителя отдела СЧ по РОПД СУ УМВД России по Владимирской области и от руководителя отдела СЧ по РОПД СУ УМВД России по Владимирской области неоднократно поступали высказывания о том, что я должен что-то им предложить для разрешения возникшей у меня проблемы, что я никому не нужен и что им просто сказали довести данное дело до суда, и что если бы не мои жалобы, то это дело никто бы не расследовал, а из за того что я жалуюсь, меня стали преследовать и им дали указание довести дело до суда и именно в отношении меня А. А. Широкого, а ещё они обиделись из-за жалоб на мою мать Е. Б.

Широкую, которая является действующим адвокатом ВОКА № 1 АК № 2 Владимирского филиала, и жалуется на них. В связи с выше изложенным сообщаю о том, что на меня А. А. Широкого в связи с профессиональной деятельностью моей матери Е.

Б. Широкой оказывается незаконное давление со стороны сотрудников СЧ по РОПД СУ УМВД России по Владимирской области, дознавателей Владимирской таможни посредством незаконного возбуждения уголовного дела № 11704009636021248 и незаконного привлечения меня к уголовной ответственности по тяжкой статье ч. 1 ст. 226.

1 УК РФ под угрозой направления уголовного дела в прокуратуру и суд, которую я воспринимаю как реальную, с целью вымогания у меня взятки сотрудниками СЧ по РОПД СУ УМВД России по Владимирской области за прекращение уголовного дела № 11704009636021248, при имеющихся на то законных основаниях для прекращения уголовного дела № 11704009636021248, но которое, объясняя указаниями «сверху», не прекращают, чем уполномоченные на то лица превышают свои должностные полномочия и нарушают ст. 6 УПК РФ. Прошу прекратить по п. 3 ч.

1 ст. 208 УПК РФ уголовное дело уголовное дело № 11704009636021248 в виду отсутствия состава преступления! «___» _______ 2019 года
_____________А. А. Широкий

Добавить комментарий

:) :D :( :o 8O :? 8) :lol: :x :P :oops: :cry: :evil: :twisted: :roll: :wink: :!: :?: :idea: :arrow: :| :mrgreen:

Важаемый Владимир Вольфович, обращаюсь с просьбой о помощи в защиту моих