Будущее за пролетариатом.

Шановный пан Агафонов. L’ancien mineur et Valdemar Sadyk, sympathique aux bolcheviks, vous salue. Если даже историк лично к кому-нибудь питает ненависть, он более важным будет считать общее дело и поставит правду выше ненависти, а если кого любит, всё-таки в случае его ошибки не оставит этого не отмеченным; ведь единственно в этом и заключается задача истории, и только правде должен служить тот, кто хочет писать историю. Общество должно научиться ненавидеть предателей в образе политических проституток, ибо нет болезни более презираемой, чем эта.

Политологи буржуазии помогают ей обзавестись идейной палкой, духовной дубинкой, чтобы заставить трудящихся подчиниться буржуазии. Аппарансы низости, подлости и лакейства, слишком пламенное плебейство, надутая фраза, раболепство и делать карьеру на дешёвенькой проповеди. Профсоюзы не являются политической партией. Они борются за экономические интересы трудящихся, не понимая того, что новое разделение труда производит новое деление общества.

Даже, если государство (законодательный орган) возьмёт в свои руки средства производства, и оно станет совокупным капиталистом, то наёмный рабочий останется наёмным рабом, а капиталист останется эксплуататором. Сам по себе пролетариат слаб. Поэтому власть трудящихся может быть установлена, как гутарил тов. Ленин только через пролетарскую партию А значит через политическую партию, которая поведёт трудящихся к их окончательной цели — уничтожению классов, что возможно только при диктатуре пролетариата.

Но для этого пролетариат должен свергнуть диктатуру буржуазии. Этот захват власти может быть произведен только организованным рабочим классом, прошедшим школу классовой борьбы. Всякое социальное движение есть политическое движение. И поэтому без политической партии не обойтись.

Каким способом пролетариат овладеет политической (государственной) властью, которая в полном смысле означает насилие одного класса над другим, не имеет значения. Всё зависит от сопротивляющегося класса. Программа «рабочего социализма» и говорит вообще о завоевании политической власти, не определяя способа этого завоевания, ибо выбор этого способа зависит от будущего, которое с точностью определить мы не можем. Чем демократичнее капитализм, тем безвреднее идёт борьба за социализм.

Чем менее в обществе низших классов, тем меньше общество подвергается опасностям, которым его состояние подвергает нужда, невежество, легковерие, суеверие этих злополучных классов; чем многочисленнее становятся высшие классы, тем сильнее и могущественнее государство, тем больше просвещение, разума и цивилизации распространено во всём населении. Тем более, что социализм можно построить лишь используя все достижения капитализма. Какую бы пакозть, какой бы грязью и клеветой наукообразные шарлатаны в различных ипостасях не обгаживали тов. Ленина и иже с ним (Травля людей, не могущих защищаться, есть беспредел бесстыдства горе-писак, реппу-а-liners, дрогистов и любителей полизать тарелки с барского стола.

Распинать и обгаживать ушедших в Лету знаменитейших людей могут только жрецы беспринципного писания, купленные имущими и власть предержащими, и народ, наделённый низменными чувствами. Презирая всё доброе, что было и что есть в великих людях, общество выбирает только то, что может найти дурного, таким образом, портит, извращает и сводит к нулю даже к вреду все силы величайших людей.) установившими Советскую власть, скинутая коммунал-предателями, либерал-демократическими свиньями и волками, они навсегда останутся в памяти людей с диалектико-логическим мышлением истинными борцами за освобождения трудящихся от гнёта эксплуататоров. Все философы-идеалисты, буржуазные экономисты, вся буржуазии и вся её сикофанствуящая гоп-стоп кампания, с которыми имеет дело политическая экономика, вызывает на арену борьбы против трудящихся (диктатуры пролетариата) и общественной собственности самые яростные, самые низменные и самые отвратительные страсти человеческой души – фурии частного интереса.

Кто говорит о политике, демократии, о свободе, о равенстве, о социализме, не воюя против скрывания этих вопросов, — тот худший враг трудящихся, тот волк в овечьей шкуре, тот слуга капиталистов. Об этом могут говорить лжецы, лицемеры, тупицы и слепцы, буржуа и их прихвостни, надувая при этом народ. Поэтому рабочим надо срывать маску с этих лжецов и открывать глаза слепцам. Политика, проводимая буржуазными партиями и их вождями, которые избирают буржуазное правительство, заключается в том, чтобы поддерживать в трудящихся обманчивые надежды на возможность «исправить» «мерами воздействия» капиталистов, забывая при этом, что убеждать капиталистов в несправедливости буржуазного общества, означает трудиться над внушением волу понимание разумного человека о полезности ярма.

Такая политика – сущий обман. Трудящимся не следует верить никаким велеречивым программам, составленными косноязычными болтунами, а полагаться на свои действия против своего буржуазного правительства, против своей буржуазии. Стремление гражданского общества превратиться в политическое общество, или его стремление сделать политическое общество действительным обществом, проявляется как его стремление к возможно более всеобщему участию в законодательной власти. Убеждать капиталистов в несправедливости буржуазного общества, означает трудиться над внушением волу понятия разумного человека о необходимости ярма.

Конечно, на взгляд людей, поверхностно судящих, на взгляд многочисленных врагов большевизма бросается та черта большевистской революции, которая выразилась в беспощадной расправе с эксплуататорами и их подголосками против трудового народа и установления твёрдой действительно пролетарской власти. Но мы, то есть большевики, не собираемся извиняться за наши действия. Но совершив Октябрьский переворот, большевики устранили те иллюзии, будто административное и политическое управление – это какие-то тайны, какие-то трансцендентальные функции, которые могут быть доверены только обученной касте, состоящей из государственных паразитов, щедро оплачиваемых сикофантов и любителей синекур, касте, впитывающей в себя образованнее элементы масс – на высоких постах и направляющих их против самих же масс – на низших ступенях иерархической лестницы. Советские законы хороши, потому что предоставляют всем возможность бороться с бюрократами и волокитой.

А – что пользуются это возможностью? Почти никто. Советская власть на словах доступна всем, но на деле же она далеко не всем доступна. Стремление трудового народа к социализму, к установлению контроля над мерой труда и мерой потребления естественное человеческое стремление.

Трудящиеся не успокоятся, пока не добьются удовлетворения своих требований, поэтому буржуазному обществу предстоят новые смуты. Трудности, которые стоят на пути на пути полной победы социализма, велики, — сопротивление реакции, предательство, темнота масс. Но те, кто забоялся этих трудностей оказались отступниками, перебежчиками и предателями той революции, в которой большевики использовали энергию масс для беспощадной и беззаветной борьбы за прямой и решительный путь борьбы за социализм. Так что risum teneatis, amici!

Придёт время и трудящиеся вам скажут: «Faitres vos bagages, messieurs». Dixi et animam suam salvavit Хау. Вальдемар Садык. Хутор Сталинград

Добавить комментарий

:) :D :( :o 8O :? 8) :lol: :x :P :oops: :cry: :evil: :twisted: :roll: :wink: :!: :?: :idea: :arrow: :| :mrgreen:

Будущее за пролетариатом.