Нарушение прав СУСК и Прокуратуры


От Предпринимателя Тверитиной Татьяны Владимировны
адрес: 641878, Курганская область,
г. Шадринск, ул. Пушкина, 44
8-908-009-03-33
t. Tveritina@mail. Ru ПИСЬМО
Прошу Вас разобраться в нашей ситуации, помогите восстановить наши нарушенные права, нарушения указываю ниже:

В отношении меня длительное время (на сегодняшний день – третий год) осуществляется незаконное уголовное преследование сотрудниками Следственного Управления Следственного комитета РФ по Курганской области. Меня обвиняют по ст. 159 КУ РФ, но обвинение так неясно и туманно выражено, что понять его совершенно невозможно. В сущности, обвинение выдумано самим следователем.

Это уголовное дело было возбуждено в отношении директора ГБУ ДДИ Колесникова С. П. По факту мошенничества, однако, через год расследования, преследование в отношении директора было прекращено с связи с отсутствием состава преступления. В это же время меня, предпринимателя, поставлявшего товары в данное учреждение, привлекают к уголовной ответственности.

Понять логику следователя невозможно по той простой причине, как это одна сторона покупает товары, при этом не нарушая закон, а именно: действует в соответствии с ФЗ №2232-ФЗ и выработанного им Положения о закупках, утвержденного должным образом и опубликованного на официальном сайте «Закупки гов. Ру», а другая сторона в этой же самой сделке, по мнению следствия, является мошеннической. Единственной разницей в двух постановлениях следователя является надуманное утверждение следователя о том, что я представила фиктивные прайс-листы, в которых указала свои, а не средне-рыночные цены. В том числе мне не понятно утверждение о хищении денежных средств, в виде разницы между затратами на покупку товаров у меня и их реальной средне-рыночной стоимостью.

В другом варианте, выделенном жирным шрифтом, «разницу между стоимостью и их реальной среднерыночной стоимостью». Такого понятия, как «реальная среднерыночная стоимость» не существует, но при этом обвинитель еще и эту, не существующую разницу, представил в цифровых показателях, выведенных по своему собственному усмотрению, которое мне абсолютно не понятно. Обвинение по ст. 159 УК РФ не сформулировано совсем, то есть преступное, запрещенное уголовным законом вменяемое мне действие не указано совсем.

Фраза о том, что директор ГБУ ДДИ Колесников С. П. Находился под влиянием обмана и, доверяя мне, мало того, что ничего не разъясняет, но и содержит взаимоисключающие обстоятельства. В самой норме права эти способы завладения имуществом указаны альтернативно: или путем обмана, или путем злоупотребления доверием.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27. 12. 2007 года № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» пункты 2 и 3 раскрывают эти понятия:

п. 2. Обман, как способ совершения хищения, … может состоять в сознательном сообщении заведомо ложных, не соответствующих действительности сведений. П.

3. Злоупотребление доверием при мошенничестве заключается в использовании с корыстной целью доверительных отношений. Союз «или» употребляется при соотнесении однородных членов предложения (по значению взаимоисключающих или заменяющих друг друга), указывая на необходимость выбора между ними. Обвинитель сам не понял, в чем меня обвиняет, и заменил союз «ИЛИ» на союз «И», т.

Е. Путем обмана и злоупотребления доверием, вероятно для большего устрашения, или придания большей значимости собственным неправомерным выводам. ГБУ «Далматовский дом – интернат» (далее ГБУ ДДИ) является бюджетным учреждением, осуществляющим закупки в соответствии с нормами ФЗ № 223-ФЗ. Закупки ГБУ ДДИ осуществляются на основании разработанного и утвержденного положения о закупках, то есть из внебюджетных средств.

В Положении о закупках определены основные формы и способы осуществления учреждением закупок, в том числе и закупка у единственного поставщика (раздел 19 Положения о закупках) По основаниям части 1 «при закупке товаров и услуг на сумму до 100 000 рублей по каждой гражданско-правовой сделке. С изменениями, внесенными в Положение о закупке № 343 от 14. 08. 2014г.

Раздела 19. 1 – до 500 000 рублей. В пункт 22 – закупка осуществляется путем направления предложения о заключении договора конкретному поставщику (т. Е.

Без конкурентного выбора этого поставщика). При этом договор, превышающий сумму 100 000 рублей должен иметь подтверждение изучения рыночных предложений. По смыслу действующего нормативного акта подтверждение изучения рыночных предложений к договорам поставки на сумму до 100 000 в данном случае отсутствует, отсутствует и необходимость приложения к договору обоснования цены договора, в том числе ценовых (коммерческих) предложений от поставщиков не требуется. Члены закупочной комиссии ГБУ ДДИ, самостоятельно решив вопрос о выборе поставщика по условленным в учреждении критериям, направляли мне предложение о заключении договора на поставку товаров, со стоимостью такого договора до 100 000 рублей.

Договоров, стоимостью от 100 000 рублей до 500 000 рублей между ИП Тверитиной Т. В., ООО «Комплектсервис» и ГБУ ДДИ заключено не было. Таким образом, в данном случае отсутствует необходимость приложения к договору поставки обоснования цены договора, в том числе ценовых (коммерческих) предложений от поставщиков по прямым договорам, стоимостью до 100 000 рублей.

В письме МЭР РФ от 3. 10. 2016г. № Д28и-2581 указано, что законодательно не установлен запрет на использование ценовой информации, полученной от аффилированных лиц.

Таким образом, прайс-листы ООО «Комплектсервис» и ИП Тверитина Т. В. Являются законными, не смотря на то, что руководителем и учредителем обеих организаций является одно лицо. Нет ни единого нормативного акта, который обязывал бы респондентов (потенциальных контрагентов) отвечать на запросы заказчиков.

Предоставление соответствующей информации является правом, а не обязанностью получателю запроса, который вправе как ответить на запрос, сформировав содержание ответа по своему усмотрению, включая перечень товаров и цену на этот товар, как и вовсе, проигнорировать запрос (Шестой арбитражный апелляционный суд в постановлении от 29. 10. 2015г. № 06АП-4547/15).

По существу аналогичный вывод содержится в решении Кировского областного суда от 17. 09. 2015 по делу № 77-523/2015. Также отсутствует в Законе № 223 и в Методических рекомендациях указание на то, что при получении ценовой информации заказчик проверяет ее на наличие завышенных или заниженных цен.

Заказчик получает информацию только о ценах на идентичные товары в целях определения и обоснования НМЦД. Само по себе наличие аффилированности между заказчиком и лицами, ценовые предложения которых использованы при обосновании цены, не свидетельствуют о каком-либо нарушении. В письме МЭР РФ от 30. 12.

2015 № Д28и-3854 указано, что положениями Закона не установлен запрет на участие в ЭА двух юридических лиц, учредителем которых является одно лицо. Закон не предъявляет никаких требований к сбору информации для формирования обоснования НМЦД. Информация для обоснования НМЦД может быть любой, т. Е.

Может быть взята из любых источников: из буклетов, из рекламы по ТВ, из сети «Интернет», из газеты, из растяжек и баннеров и т. Д. Законодательно не предусмотрено ни административной, ни тем более уголовной ответственности за обоснование НМЦД. Прайс-лист – это перечень предлагаемых товаров, с указанием стоимости, по которым ИП или Юридическое лицо готово продать товар.

Прайс-лист не является официальным документом, это не договор и не счет - фактура, прайс-лист - это коммерческое предложение, т. Е. Реклама, по которым ИП или Юридическое лицо готово продать продукцию. Арбитражная практика не признает прайс-листы публичной офертой, а заявку - акцептом, так как в прайс-листах нет существенных условий, в них лишь дается информация о товарах, предлагаемых к продаже.

Из этих документов не усматривается воля поставщика заключить договор с любым заинтересованным лицом, таким образом, прайс-лист, согласно определению Арбитражных судов, является всего лишь рекламой, но не официальным документом (см. ВВАС РФ 1998 № 5). Таким образом, потенциальный контрагент может оформлять свое ценовое предложение на свое усмотрение, а именно: выставлять товары и цену на них такую, какую захочет, однако следователь считает такие коммерческие предложения фиктивными, а цены, указанные в прайс-листах завышенными. Постановлением ФАС Поволжского округа от 11.

09. 2008 г. По делу № А12- 18383/07 определено, что сравнительный анализ цены реализации по отношению к средней цене невозможен, т. К.

Последняя не является рыночной в том смысле, в котором данное понятие применяется в ст. 40 НК РФ (к сравнению берутся только идентичные товары). В постановлении ФАС Московского округа от 29. 11.

2007 г. № КА – А 41/ 11031 – 07 по делу № А41 – К2 – 14680/06 указано, что рыночной ценой товара признается цена, сложившаяся при взаимодействии спроса и предложения на рынке идентичных товаров в сопоставимых экономических условиях, а не средняя цена товара. В Постановлении ФАС Северо – Кавказского округа от 03. 06.

2008 г. № Ф 08 – 2964/2008 по делу № А 32 – 6752/2007 – 33/136, Определении ВАС РФ от 26. 09. 2008 г.

№ 12180/08 определено, что средняя цена не является рыночной в смысле, установленном п. 4 ст. 40 НК РФ. Таким образом, Закон разделяет понятия «рыночная цена» и «средняя цена», которые не могут быть сравнены между собой, тем более, если это не идентичные товары.

Согласно Толкового словаря М: ИНФРА – М, издательства «Весь Мир» ГрэхэмаБетса, Барри Брайндли, С. Уильямса и др. В общей редакции д. Э.

Н. Осадчей И. М. 1998 г.

- средней ценой является цена между ценой продавца товара, ценной бумаги и т. Д. И ценой покупателя. Согласно Современного экономического словаря Райзберга Б.

А., Лозовского Л. Ш., Стародубцевой Е.

Б. 2-ое издание, испр. М: ИНФРА-М 479 стр. 1999г.

- средняя цена – это цена, определяемая путем деления общего объема выручки за проданный товар на количество единиц проданного товара. Таким образом, следователь, не обладая специальными познаниями в области экономики, бухгалтерского учета, налогового права, а также в области муниципальных и государственных закупок, сравнивает совершенно разные экономические понятия, не высчитав среднюю цену на товар, чем вводит в заблуждение суд. Не существует приказов или других нормативных актов, имеющим законную юридическую силу, где было указано директору ГБУ ДДИ Колесникову С. П.

Руководствоваться средне-рыночными ценами при проведении закупочных процедур (в нарушение Постановления правительства РФ от 07. 03. 1995 года № 239 «О мерах по упорядочению государственного регулирования цен (тарифов) », а так же Указа Президента РФ от 28. 02.

1995 года № 221 «О мерах по упорядочению государственного регулирования цен (тарифов) », а так же п. 4 ст. 8 ФЗ от 18. 12.

2009 года № 381 – ФЗ « Об основах регулирования торговой деятельности в РФ», а так же письме ФАС от 17. 04. 2015 года № ИА/18706/15 «Об установлении предельных размеров торговых наценок в субъектах РФ», а так же ст. 15 ФЗ от 26.

07. 2006 135 – ФЗ, а так же ч. 1 ст 8 ФЗ № 44-ФЗ, а так же ч. 1 ст.

8 гл. 1 Конституции РФ). Таким образом, таблица с ценами, указанными следователем, является незаконной и нарушающей требования вышеуказанных нормативных актов. Следователем не указана статья Федерального закона, Постановления правительства или другого нормативно – правового документа, имеющего законную юридическую силу, который регламентирует выведение средней цены на продукты питания и впоследствии, которая непременно должна быть использоваться в закупочной деятельности, т.

Е. Обязательна для исполнения. В материалах уголовного дела по запросу следователя приобщена информация из Фонда социального страхования г. Кургана о численности работников в организации ИП Рупакова А.

А., где указано, что такая численность составляет – 1 чел. (т. 8 стр.

190). Таким работником по совместительству является Барашкова Л. Ю., которая у меня арендует 18 кв.

М. Площади (кабинет с компьютером и выходом в интернет). Также в протоколе допроса обвиняемой Тверитиной Т. В.

(9т. 27 стр. 44) следователю предоставлена информация о сотруднике, имеющем нотариально заверенную генеральную доверенность на право осуществления хозяйственной деятельности в ООО «Торгсервис». Однако следователь не только не проверил такую информацию, но абсолютно проигнорировав ее, полностью воспользовался только лишь недостоверной информацией оперативного сотрудника (предоставляю копию договора аренды и копию трудового договора, заверенного в ПФР по г.

Шадринску между ИП Рупаковой А. А. И Барашковой Л. Ю.

). В материалах уголовного дела по запросу следователя приобщена информация из Фонда социального страхования г. Кургана о численности работников в организации ООО «Подворье», где указано, что такая численность составляет – 1 чел. (т.

8 стр. 190). Таким работником по совместительству является Барашкова Л. Ю.

(см. Показания директора ООО «Подворье» Домачука т. 2 стр. 177).

Руководителем ООО «Комплектсервис» является Тверитина Т. В., руководителем ИП Тверитина Т. В.

Является Тверитина Т. В. Прайс-листы именно этих организаций следователь считает фиктивными. Но почему прайс-листы действующих организаций, выполненные работающими, а значит, уполномоченными на то сотрудниками являются фиктивными?

Каким законом определено установление в прайс-листах мифических средних цен, но не цен, по которым предполагаемые контрагенты предлагают свои товары? Коммерческие предложения от ООО «Комплектсервис» и ИП Тверитиной Т. В., предлагаемые мной для рассмотрения закупочной комиссией ГБУ ДДИ, не являются фиктивными, т.

К. Они подписаны мной собственноручно и переданы для рассмотрения в закупочную комиссию, и право закупочной комиссии ГБУ ДДИ принять их к рассмотрению, либо отказать в их рассмотрении. О чем закупочная комиссия составляет акт. Согласно ч.

1 ст. 8 гл. 1 Конституции РФ в Российской Федерации установлены рыночные отношения, где каждый предприниматель имеет право предлагать и продавать свои товары по той цене и в том количестве, которое его устраивает. У Тверитиной Т.

В. Нет, законодательно установленной обязанности, продавать свои товары по определенной цене, в том числе среднерыночной. Следователь не вправе устанавливать уровень доходов или торговых наценок в предпринимательской деятельности кому – либо, тем самым он нарушает принцип рыночных отношений (гл. 1 Конституции РФ).

Организации ООО «Подворье» и ИП Рупакова А. А. Ко мне никакого отношения не имеют. Если ГБУ ДДИ направлял им запрос на цены, то, возможно, эти организации и предлагали им свои коммерческие предложения.

Однако, следователь Третьяков А. В., не ссылаясь на нормы законодательных актов, имеющих законную юридическую силу, берет на себя смелость только в отношении меня регламентировать уровень торговой надбавки, либо устанавливать цену на продукты питания, выше которой наступает уголовная ответственность в виде хищения денежных средств (ч. 4 ст.

160 УК РФ). При этом также получается, что Третьяков А. В. Самостоятельно наделил ООО «Метрополис» эксклюзивным правом установления средней рыночной цены на территории Российской Федерации, образовав тем самым новый орган государственной власти.

В ГБУ ДДИ создана закупочная комиссия, в функции которой входит планирование закупок с последующим размещением на официальном сайте «Закупки гов. Ру» планов-графиков, планируемых к закупке товаров и услуг (п. 2 ст. 4 ФЗ № 223-ФЗ).

План – график составляется сроком на один год и размещается на сайте до начала отчетного периода, т. Е. До 1. 01.

2015года, а именно: ноябрь – декабрь 2014 года. Также в функции комиссии входит изучение рынка, т. Е. Сотрудники ГБУ ДДИ высылают запросы на цены на предполагаемые закупки неограниченному кругу лиц.

Те коммерческие организации, которые желают предоставить свои коммерческие предложения – делают это. Далее закупочная комиссия определяет поставщика по критериям добросовестности, устойчивости на рынке, наличии опыта исполнения государственных и муниципальных заказов, наличии государственной регистрации предполагаемого контрагента, а также полного наличия сопроводительных документов к поставляемым товарам, отсутствии задолженности по налогам, отсутствии записи в реестре недобросовестных поставщиков. После комиссионного определения поставщика, комиссия составляет проект договора и направляет его поставщику. Поставщик, рассмотрев проект договора с условиями поставки, определенными заказчиком, вправе подписать его, либо отказаться от подписания такового.

Таким образом, согласно п. 22 Положения о закупках закупки осуществляются путем направления предложения о заключении договора конкретному поставщику, т. Е. Заказчик сам выбирает контрагента, но не наоборот.

Никто не мешает заказчику изучать рынок, запрашивать прайс-листы не в трех, а в десяти организациях, т. К. При необходимости (а таковой у ГБУ ДДИ – нет), именно заказчик обязан изучать рынок, запрашивать прайс-листы, выбирать контрагента, но не наоборот! Поскольку источником финансирования оплаты прямых договоров на поставку продуктов питания были внебюджетные средства, т.

Е. Пенсии, принадлежащие проживающим в ГБУ ДДИ гражданам, то при определении суммы, якобы ущерба, я просила следователя экспертным путем, либо проведением следственных мероприятий указать и персонифицировать граждан, проживающих в ГБУ ДДИ с указанием количества якобы недопоставленного каждому из них товара, на какую сумму и по какимтоваро-транспортным накладным. А также просила указать какому гражданину, проживающему в ГБУ ДДИ, в каком объеме, на какую сумму, по каким товарным накладным, из проживающих граждан в ГБУ ДДИ были оказаны услуги по обеспечению питанием продуктами по завышенным ценам. Однако, следователь, формально удовлетворив мое ходатайство, намеренно не выполнил его, достоверно зная о том, что нарушений с моей стороны не было, и таких заявлений у него никогда не будет.

Согласно ч. 3 ст. 20 УПК РФ уголовные дела частно-публичного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя. В данном случае законным представителем ГБУ ДДИ является его директор Колесников С.

П. Однако, в материалах уголовного дела отсутствуют заявления проживающих там граждан, как и заявление законного представителя Колесникова С. П., а также представителя ГБУ ДДИ Ускова, признанного следователем своим постановлением потерпевшей стороной.

Таким образом, в связи с отсутствием заявлений проживающих и заявления их законного представителя Колесникова С. П., выражаю сомнение в законности возбуждения уголовного дела, а также основания присоединения вышеуказанного уголовного дела к уголовному делу, возбужденного в отношении Тверитина С. М.

, Тверитиной Т. В., Дежневой О. В.

(так как поставщиками продуктов питания в указанное учреждение является не только ИП Тверитина Т. В., ООО «Комплектсервис» но и другие лица и организации). Поскольку финансирование по договорам поставки продуктов питания идет из внебюджетных источников, а именно: из пенсий проживающих в ГБУ ДДИ граждан, то указанные граждане имеют право ходатайствовать перед администрацией интерната о закупке последней продуктов того качества, сорта, наименования и производителя, которые им предпочтительней.

Таким образом, согласно норм ФЗ №223-ФЗ, заказчик имеет право ориентироваться на количество, качество товаров, их производителя, товарный знак и только потом на его стоимость. Следователь утверждает – далее цитата – «представляемые Тверитиной Т. В. Хозяйствующие субъекты ранее надлежавшим образом исполняли свои договорные обязательства в ГБУ ДДИ».

Однако, проанализировав объемы продаж ООО «Комплектервис» и ИП Тверитина Т. В. В ГБУ ДДИ и их рентабельность за 2014 год с объемами продаж и рентабельностью за 2015 год различий не обнаружено. В 2014 году поставлялись те же товары с относительно схожей доходностью, что и в 2015 году.

Однако, в 2014 году я не ориентировалась на цены ИП Фраас Е. В., ООО «Метрополис» и среднерыночные цены. Возникает противоречие: следователь считает мою предпринимательскую деятельность и доходы за 2014 год надлежащими, а в 2015 году – преступными.

Почему? Совершать обман Колесникова С. П. Я никогда не планировала и не делала этого.

Закупкой товаров Колесников С. П. Не занимается, распоряжений о закупках не издает. Со стороны ГБУ ДДИ и директора Колесникова С.

П. Нет претензий к поставкам товаров от ООО «Комплектсервис» и ИП Тверитина Т. В., а также нет жалоб и заявлений о том, что я путем обмана злоупотребила доверием Колесникова С.

П. И таким образом похитила денежные средства. Товары поставлялись строго по заявкам ГБУ ДДИ в полном объеме, в указанные сроки, оплата была произведена путем перечисления денежных средств на расчетный счет предприятия ровно на ту сумму, которая была указана в счетах – фактурах, переплат и авансовых платежей со стороны ГБУ ДДИ не было. Оплата производилась по истечении двух – трех месяцев со дня поставки товара.

Таким образом, все договора, заключенные между ООО «Комплектсервис» и ГБУ ДДИ, а также между ИП Тверитиной Т. В. И ГБУ ДДИ я исполнила, денежные средства были мне оплачены за поставленный товар, а разница между закупочной и отпускной ценой является моей прибылью, за которую я отчиталась в ИФНС и заплатила налоги. При этом следователь не указывает, на основании какого закона, ст.

Закона я должна поставлять товар по цене, не превышающей среднерыночную стоимость, которая, как оказалось, состоит из сопоставления цен всего лишь двух организаций – это ООО «Метрополис» и ИП Фраас Е. В. Также прошу учесть, что в этих организациях я товар не покупала. Законом не предусмотрено, что бы эти две организации регулировали среднерыночную цену на всей территории РФ.

ООО «Комплектсервис» и ИП Тверитина Т. В. Ведут законную предпринимательскую деятельность, направленную на извлечение прибыли. Мои неоднократные попытки, касающиеся просьб дать оценку действиям Следственного комитета РФ по Курганской области в рамках проведенного расследования по уголовному делу, до сих пор не привели к положительному результату.

Вышестоящие организации уклоняются от прямого и четкого ответа о законности и обоснованности действий их подчиненного, ограничиваясь формальными ответами, или, вообще, отвечая не на поставленные мной вопросы. Если Вас заинтересовала вышеуказанная информация, Прошу Вас подойти со всей ответственностью к восстановлению моих прав, как добросовестного предпринимателя и устранению нарушений, допущенных государственными органами. В настоящий момент вышеуказанное уголовное дело направлено в Шадринский районный суд первой инстанции и готовится к рассмотрению, несмотря на все имеющиеся противоречия и нарушения. Если допустить тот факт, что суд по какой-то причине, согласится с неправомерной позицией следственных органов и вынесет обвинительный приговор, то такой приговор будет не только в отношении меня, но и в отношении всей предпринимательской деятельности в Российской Федерации, поскольку перечеркнет все гарантии защиты законных прав и интересов предпринимателей со стороны государства.

Прошу помочь

Звёзды: 0,00 ( голосов: 0)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Решите простой пример, если вы человек а не программа. * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.