Беспридел в юридических структурах


Я проживаю по адресу с двумя несовершеннолетними
детьми. Работаю в должности начальника
складов войсковой части. Имею высшее
образование. Не судима и характеризуюсь
исключительно положительно как по
месту жительства, так и по месту работы. На учете у психиатра и нарколога не
состою. Я являюсь обычным законопослушным
гражданином. Столкнувшись с вопиющим
нарушением закона со стороны сотрудников
ГИБДД ОМВД по Миллеровскому району и
попытавшись защитить своего
несовершеннолетнего сына, которого ворвавшиеся ко мне во двор сотрудники
полиции начали душить и избивать, я стала фигуранткой уголовного дела,
которое никак не получается расследовать
в рамках закона. 22. 07. 2017 примерно в 23 часа 30 минут
я услышала шум во дворе своего
домовладения,. Когда вышла, то увидела
двух мужчин одетых в форму сотрудников
полиции, один из которых удерживал моего
сына за шею, а второй мужчина наносил
удары руками по телу и голове сына. Я
стала спрашивать, кто они такие, что
делают и на каком основаниях находятся в моем дворе. Сотрудник полиции (как я
позднее узнала его фамилия Кремененко)
продолжал удерживать моего сына за шею
в захвате, он как бы зажал его шею между
своим предплечьем и бицепсом и продолжал
наносить ему удары свободной рукой по
голове, ладонью или кулаком. Увидев,
что жизнь и здоровье моего сына под
угрозой так как он начал хрипеть и
задыхаться, я подбежала к нему и
попыталась разжать руки сотрудника
полиции, в результате чего получила
удар в область бедренной части левой
ноги от Кремененко и сразу удар в
затылочную часть головы от сотрудника
полиции, фамилия которого, как я позднее
узнала - Кандаков. Кремененко ударил
меня ногой, а Кандаков ударил рукой. После этого Кремененко продолжал
удерживать моего сына, а я просила
отпустить его. В правовое русло ситуация
вошла только после приезда участкового
и вызова скорой медицинской помощи. На
скорой помощи я и мой сын прибыли в
приемное отделение МБУЗ ЦРБ по
Миллеровскому району, где сына осмотрел
врач хирург, невролог, которые пояснили,
что нужно сделать снимки головы. 23. 07. 2017 я и мой сын прошли освидетельствование в МБУЗ ЦРБ по
Миллеровскому району. 24. 07. 2017 я обратилась за помощью
к врачу неврологу и меня госпитализировали. К материалу проверки была приложена справка МУЗ ЦРБ Миллеровского района
о том, что я проходила лечение с диагнозом ЗЧМТ, сотрясение головного
мозга. Мой несовершеннолетний сын, которому
сотрудники полиции нанесли телесные
повреждения и причинили вред здоровью,
пояснил, что сотрудник полиции, осуществляли преследование транспортного
средства, которым он управлял, не имея
к этому никаких оснований, так как он не нарушал ПДД. Осуществляя преследование, полицейские не включали проблесковые
маячки и звуковое оповещение. Когда
моей сын подъехал к нашему дому,
сотрудники полиции ворвались следом
за ним на территорию домовладения, где
продолжили свои противоправные действия,
применяя физическую силу к моему сыну,
нанося ему телесные повреждения, а
затем безосновательно избили и меня. Я считаю, что сотрудники полиции незаконно
проникли на территорию моего домовладения
и на принадлежащий мне земельный участок, превысили полномочия при
применении физической силы. Анализируя действия сотрудников полиции, я считаю,
что они нарушили: ФЗ «О полиции», а именно: Статью 6: полиция осуществляет
свою деятельность в точном соответствии
с законом. Часть 3 ст. 15: Проникновение
сотрудников полиции в жилые помещения,
в иные помещения и на
земельные участки,
принадлежащие гражданам, допускается
для задержания лиц, подозреваемых в
совершении преступления,
для пресечения преступления. Статью 19: Сотрудник полиции
перед применением физической силы,
обязан сообщить лицам, в отношении
которых предполагается применение
физической силы, о том, что он является
сотрудником полиции, предупредить их
о своем намерении и предоставить им
возможность и время для выполнения
законных требований сотрудника полиции. Сотрудник полиции обязан оказать
гражданину, получившему телесные
повреждения в результате применения
физической силы, первую помощь, а также
принять меры по предоставлению ему
медицинской помощи в возможно короткий
срок. Статья 20, на которую ссылаются сотрудники полиции, обосновывая свои
действия, говорит о том, что сотрудник
полиции имеет право применять физическую
силу, в том числе боевые приемы борьбы,
если несиловые способы не
обеспечивают выполнения возложенных
на полицию обязанностей,
в следующих случаях:
1) для пресечения
преступлений и административных
правонарушений. На территории моего домовладения мой сын
правонарушений не совершал. При этом
не отменяется действия ст. 15 ФЗ «О
Полиции». 3) для преодоления противодействия
законным требованиям сотрудника полиции. Сотрудники полиции, в нарушение ст. 19
ФЗ «О полиции», никаких законных
требований не выдвигали, при этом сами
нарушили все выше перечисленные нормы. В соответствии с п. 8 ст. 18 ФЗ «О
полиции», превышение сотрудником
полиции полномочий при применении
физической силы, влечет ответственность,
установленную законодательством
Российской Федерации. Приказ МВД России от 02. 03. 2009 N 185)" Об утверждении
Административного регламента Министерства
внутренних дел Российской Федерации
исполнения государственной функции по
контролю и надзору за соблюдением
участниками дорожного движения требований
в области обеспечения безопасности
дорожного движения" }
устанавливает: При возникновении конфликтных
ситуаций, претензий или по требованию
участников дорожного движения сотрудник
разъясняет порядок обжалования своих
действий. Если участник дорожного движения
на сообщение о совершенном нарушении
реагирует возбужденно, нужно дать ему
время успокоиться и предоставить
возможность дать объяснение по поводу
его неправомерных действий, дополнительно
разъяснить суть правонарушения, после
чего осуществляется производство по
делу об административном правонарушении. При необходимости о конфликтной ситуации
докладывается дежурному для решения
вопроса о выезде на место для разбирательства
ответственных должностных лиц. В случае
неповиновения законному распоряжению
или требованию сотрудника либо
воспрепятствования исполнению им
служебных обязанностей в отношении
лица возбуждается дело об административном
правонарушении, предусмотренном частью
1 статьи 19. 3 Кодекса. Не смотря на все это, старшим
следователем Миллеровского межрайонного
следственного отдела следственного
комитета Российской Федерации по

Ростовской области В Д. В., было принято решение привлечь именно меня к уголовной ответственности. Мне вменена ч.

1 ст. 318 УК РФ - применение
насилия, не опасного для жизни или
здоровья, либо угроза применения насилия
в отношении представителя власти в
связи с исполнением им своих должностных
обязанностей. Пытаясь скрыть незаконность своих действий и
уклониться от установленной законом
ответственности, сотрудники полиции
дают ложные показания, опровергаемые
не только моими, но и свидетельскими
показаниями, видеозаписью произведенной,
как самими полицейскими, так и свидетелем. В материалах уголовного дела имеется ряд видеозаписей, просмотрев которые
я убедилась, в недостоверности показаний
потерпевшего Кремененко и свидетеля
Кондакова о наличии в действиях водителя
оснований для преследования и задержания,
а так же в соблюдении сотрудниками полиции требований включения проблесковых
маячков. Кроме того, на видеозаписи видно, что сотрудниками полиции грубо нарушены
требования ст. 19 ФЗ «О полиции», в
соответствии с которой, перед применением
физической силы, сотрудник полиции
обязан сообщить лицам, в отношении
которых предполагается применение
физической силы, о том, что он является
сотрудником полиции, предупредить их
о своем намерении и предоставить им
возможность и время для выполнения
законных требований сотрудника полиции. Просмотрев видеозапись я
убедилась, что Кремененко Р. В. Ложно
обвиняет меня в том, что я причинила
ему телесные повреждения. Я его не
кусала, на видеозаписи только слышны
голословные, не подтвержденные видеозаписью обвинения в мой адрес. Кроме того, видеозаписи видно, что
Кремененко Р. В. Незаконно применяет в
отношении меня физическую силу. Основными доказательствами,
подтверждающими мою позицию и опровергающими показания потерпевшего
Кремененко и свидетеля Кондакова,
являются заключения эксперта № 445 от
21. 08. 2017г. И заключение эксперта № 494 от
04. 09. 2017г. Впостановлении о возбуждении в отношении
меня уголовного дела, указано, что я, нанесла не менее двух ударов ладонями
по рукам инспектора ДПС группы ДПС ОМВД
России по Миллеровскому району Ростовской
области лейтенанта полиции Кремененко

Р. В., так же укусила Кремененко Р. В.

Два
раза за левую руку. Объективноустановлено, что у Кремененко Р. В. На
задней поверхности левого предплечья в верхней трети имеется один кровоподтек. Аналогичный кровоподтек, у него, в частности, имеется
в области крестца. Остальные повреждения
на левой руке Кремененко в виде ссадин. При этом, Кремененко не обвиняет меня
в том, что я укусила его в область
крестца и вообще не указывает на то,
при каких обстоятельствах им получены телесные повреждения отраженные в заключении эксперта и не относимые им
к тем, которые, по его мнению, я ему
причинила. Наличие уКременко телесных повреждений, которые не могли соотноситься с событиями,
являющимися предметом расследования,
говорит о том, что Кремененко получал
телесные повреждения давностью до трех суток до момента осмотра экспертом, и
они могли быть причинены при иных
обстоятельствах. Заключением эксперта опровергается возможность
образований повреждений обнаруженных
у Кремененко Р. В. В результате укусов
зубами человека. Наличие травм, о которых потерпевший не указывает,
и которые не могли быть причинены при указанных в обвинении обстоятельствах,

исключает мою виновность. При этом мои показания, подтверждены заключение эксперта № 445 от 21. 08. 2017г.

В
своих выводах, эксперт указала, что у
меня имеются повреждения в виде ЗЧМТ
с сотрясением головного мозга,
кровоподтеков на передней поверхности
левого бедра, на передней поверхности
правой голени, на передней поверхности
правого предплечья. Во время проведения судебно-медицинского
освидетельствования, у меня было
отобрано подногтевое содержимое кистей рук. Однако, в ходе проводимого
предварительного расследования, биологическая экспертиза не назначалась
и не проводилась. В удовлетворении
ходатайства моего защитника, о назначении
указанной экспертизы, выводы которой имеют существенное значение по делу,
было отказано. Заключение эксперта, по данным подногтевого содержимого кистей рук, может опровергнуть показания потерпевшего. В соответствии со ст. 73 УПК РФ, при
производстве по уголовному делу подлежат
доказыванию: событие преступления (способ и другие обстоятельства совершения
преступления); обстоятельства, исключающие
преступность и наказуемость деяния;
обстоятельства, которые могут повлечь
за собой освобождение от уголовной
ответственности и наказания. Доказательствами по уголовному,
в соответствии со ст. 74 УПК РФ, делу
являются любые сведения, на основе
которых суд, прокурор, следователь,
дознаватель в порядке, определенном
настоящим. В качестве доказательств
допускаются: показания подозреваемого,
заключение и показания эксперта. Однако, предвзятое отношение следователя к расследованию данного
уголовного дела препятствует установлению истины по делу. Следствие не доказало, что в
обстоятельствах, когда я была вынуждена защищаться сама и защищать своего
несовершеннолетнего ребенка, я умышленно
хотела применить насилие, не опасное
для жизни или здоровья, в отношении
представителя власти в связи с исполнением
им своих должностных обязанностей. Считаю, что следствие походит предвзято. В
основу обвинения положены голословные, показания потерпевшего, опровергаемые
не только моими показаниями и показаниями
моего сына, но и видеозаписью и
заключениями эксперта. В отношении сотрудников полиции проверка
еще не проведена и никакого решения по
их преступным действиям не принято. Прошу вас помочь мне
восстановить законность.

Звёзды: 0,00 ( голосов: 0)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Решите простой пример, если вы человек а не программа. * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.