ДЕГРАДАЦИЯ ФССП РОССИИ КАК ПОЧВА ДЛЯ РАЗГУЛА КОЛЛЕКТОРОВ


Уважаемый Владимир Вольфович! Обращаюсь к Вам, как лидеру партии, так и к кандидату в Президенты Российской Федерации. Я, Машинистов Роман Викторович. В 2000 году поступил на государственную гражданскую службу в Управление Федеральной службы судебных приставов по Брянской области на должность судебного пристава – исполнителя.

В 2007 году был назначен начальником межрайонного отдела судебных приставов по особым исполнительным производствам. Работу полюбил, за возможность профессионального становления как юриста и обеспечения восстановления прав, свобод и охраняемых законом интересов граждан и организаций. Все 17 лет службы всегда относился к службе честно, добросовестно и ответственно, оттачивая своё мастерство по правильному применению норм Федеральных законов, в том числе «О судебных приставах» и «Об исполнительном производстве». Изначально, поступая на службу, я хорошо усвоил действительную цель исполнительного производства – исполнение судебных актов и восстановление нарушенных прав граждан, государства и организаций.

С 2006 года одним из профильных начальников отдела Аппарата Управления ФССП России была назначена Лупанова Е. В. Примерно в это же время государственная доктрина исполнительного производства фактически претерпела кардинальные изменения. Прежде Федеральная служба судебных приставов ориентировалась на качественное исполнение, не отдавая предпочтения палочной системе гонки за показатели.

При этом судебные приставы, не обладая программным обеспечением, не отвлекались на бюрократическую аппаратную бумажную работу, свойственную функционерам Управления. Однако с 2006 года в ФССП России, сначала под руководством Винниченко Н. А., а затем Парфенчикова А.

О. Произошла подмена целей исполнительного производства и, как следствие, деградация всего ведомства в целом. Несмотря на расширение полномочий, обеспечение ФССП России программным обеспечением электронным доступом к соответствующим базам данных и электронным документооборотом с рядом других ведомств, служба в настоящее время работает крайне неэффективно. Яркое подтверждение тому является расцвет деятельности коллекторов, эффективно и незаконно осуществляющих конкурирующие функции государственного органа власти.

В период руководства ведомством А. О. Парфенчикова, ФССП России перетянула на себя исполнение функций иных органов государственной власти. Так, полномочия по взысканию штрафов ГИБДД, штрафов, назначенных в качестве наказания за совершённые преступления, выдворению иностранных граждан и лиц без гражданства за пределы РФ, расследованию уголовных дел, предусмотренных ст.

Ст. 157, 177, 312 и 315 УК РФ были возложены на ФССП России. При этом, Центральный Аппарат ФССП России за минувшие 10 лет выстроил такую систему организационно – контрольной и управленческой деятельности, которая фактически лишает судебного пристава – исполнителя возможности законного, полного и своевременного исполнения основной задачи исполнительного производства – исполнение судебных и иных актов, восстановление нарушенных прав взыскателей. Иными словами, в результате указанного многолетнего реформирования ведомства, аппарат управления фактически переложил часть своих функций на плечи судебных приставов и их непосредственных начальников – старших судебных приставов.

В результате этого, судебные приставы – исполнители, планируют, сверяются, совещаются, отчитываются по десяткам форм ведомственной статистической отчётности. Одним словом, делают всё, что угодно, кроме основной работы. Таким образом, коллекторы логично, справедливо и обоснованно, на протяжение 10 лет, постепенно замещали и замещают роль органа государственной власти в лице ФССП России. Более того, в ФССП России осуществляется не сухой подсчёт достигнутых показателей, а беспредельная гонка за ними.

(Палочная система в самых худших её проявлениях). Должностные лица, не выполняющие устанавливаемых Центральным Аппаратом показателей, подвергаются поражениям по службе. Это обстоятельство на протяжении указанного времени провоцирует ряд недобросовестных должностных лиц в целях достижения показателей прибегать к незаконным методам. Так, виртуозно в этом направлении поймала волну начальник отдела ОИП Лупанова Е.

В., которая исходя из своего скудного на ответственность должностного регламента, за спинами приставов, десять лет браво рапортует московскому руководству о «достигнутых» ею показателях. Так, по инициативе начальника отдела организации исполнительного производства Лупановой Е. В.

В УФССП России по Брянской области на протяжении нескольких лет, в гонке за показателями массово фальсифицировались исполнительные производства, возбужденные на основании удостоверений Комиссии по трудовым спорам о выплате задолженности по заработной плате, которой фактически не имелось. По указанным фактам в Следственном Управлении СК РФ по Брянской области расследуются уголовные дела. По одному из них 29 сентября 2017 года Сельцовским городским судом Брянской области в отношении начальника отдела – старшего судебного пристава, вынесен обвинительный приговор за должностной подлог. В сентябре 2016 года на должность заместителя руководителя УФССП России по Брянской области был назначен Осипов В.

В. С этого периода и по настоящее время Осиповым В. В. И начальником отдела организации исполнительного производства Лупановой Е.

В. Непрерывно издаются организационно – распорядительные документы, целью которых, наряду с прочим, являются указания о применении судебными приставами мер принудительного исполнения в части обращения взыскания на денежные средства должников, находящиеся на счетах в банках, на заработную плату, пенсии и иные доходы должников. Между тем, согласно части 2 статьи 68 Федерального Закона «Об исполнительном производстве», меры принудительного исполнения применяются судебным приставом – исполнителем после возбуждения исполнительного производства и по истечении установленного должнику срока для добровольного исполнения. В соответствии с частью 11 в корреспонденции с частью 12 статьи 30 Федерального Закона «Об исполнительном производстве», судебный пристав – исполнитель в постановлении о возбуждении исполнительного производства устанавливает срок для добровольного исполнения должником содержащихся в исполнительном документе требований и предупреждает должника о принудительном исполнении указанных требований по истечении срока для добровольного исполнения.

При этом срок для добровольного исполнения составляет пять дней со дня получения должником постановления о возбуждении исполнительного производства. Из взаимосвязи приведённых норм закона следует, что основания для применения мер принудительного исполнения возникают исключительно после надлежащего вручения должнику копии постановления о возбуждении исполнительного производства и истечения установленного ему пятидневного срока для добровольного исполнения. Вместе с тем, лимитов денежных средств на реализацию почтовых отправлений и бумаги в УФССП России по Брянской области с 2016 года по настоящее время, недостаточно. В этой связи постановления о возбуждении исполнительных производств, как фундаментальный процессуальный документ во всех структурных подразделениях УФССП России по Брянской области в адреса должников направляются крайне нерегулярно.

Руководству УФССП России по Брянской области непрерывно соответствующими служебными записками докладывается об исчерпании лимитов бумаги, денежных средств на почтовые расходы и горюче-смазочных материалов. При этом, руководству УФССП России по Брянской области докладывается о невозможности при изложенных обстоятельствах в отсутствии правовых оснований, реализовать меры принудительного исполнения, закреплённые в положений статьи 68 Федерального Закона «Об исполнительном производстве» и аналогичных по правовой природе институтов. Преждевременное применение судебными приставами – исполнителями мер принудительного исполнения, в том числе по обращению взыскания на денежные средства должников до истечения установленного срока для добровольного исполнения в массовом порядке влечёт правовые последствия для граждан и организаций региона, наличие которых образует состав преступления, предусмотренного частью 1 статьи 286 УК РФ. Однако, контроль за законностью и обоснованностью массового применения судебными приставами мер принудительного исполнения со стороны заместителя руководителя УФССП России по Брянской области Осипова В.

В. Не осуществляется. Напротив, зная об отсутствии правовых оснований, заместитель руководителя Управления Осипов В. В.

С подачи начальника отдела ОИП Лупановой Е. В., в гонке за показателями, даёт заведомо незаконные указания и поручения. При этом во всех без исключения структурных подразделениях УФССП России по Брянской области эти поручения, на протяжение более года исполняются вне зависимости от наличия правовых оснований.

Так, во исполнение поручений заместителя руководителя Управления Осипова В. В. И начальника отдела ОИП Лупановой Е. В.

Судебные приставы посредством программного комплекса АИС ФССП России системно и массово, путём электронного документооборота, вынуждены производить списание денежных средств со счетов должников, обращать взыскание на их заработную плату, пенсии и иные доходы, ограничивать право на выезд должников за пределы Российской Федерации. При этом материалы исполнительных производств на бумажном носителе, в рамках которых применены указанные меры принудительного исполнения, в большинстве своём, не содержат доказательств надлежащего вручения должникам копий постановлений о возбуждении исполнительных производств и истечения установленного срока для добровольного исполнения. Иными словами, в течение указанного периода времени, по прямому указанию руководства УФССП России по Брянской области, граждане и юридические лица в массовом порядке лишаются права на добровольное исполнение требований содержащихся в исполнительных документах. При этом граждане и юридические лица, чьи права нарушены указанными незаконными действиями судебных приставов – исполнителей обращаются с соответствующими жалобами, копии которых имеются в соответствующих номенклатурных делах УФССП России по Брянской области.

Иными словами показатели деятельности УФССП России по Брянской области выполняются за счёт нарушения прав граждан. С учётом общего объёма исполнительных производств, находящихся на исполнении в УФССП России по Брянской области, количество эпизодов превышения должностных полномочий, может составлять несколько тысяч. Более того, имеют место случаи незаконного списания со счетов средств материнского капитала и иных социальных выплат, статус которых не допускает обращения на них взыскания. Поскольку это на Брянщине в течение более года носит массовый и системный характер (примерно несколько тысяч эпизодов), то впору говорить о необходимости проверки наличия в действиях соответствующих руководителей УФССП России по Брянской области признаков состава преступления, предусмотренного статьей 286 УК РФ (превышение должностных полномочий).

Изложенные факты полностью подтверждаются путём простого сопоставления дат возбуждения и окончания исполнительных производств фактическим исполнением за счёт электронного списания денежных средств со счетов должников с материалами указанных исполнительных производств на бумажном носителе на предмет наличия (отсутствия) в них доказательств получения должниками постановлений о возбуждении исполнительного производства и истечения установленного для добровольного исполнения пятидневного срока. В соответствии с частью 1 статьи 13 Федерального Закона «О судебных приставах», судебный пристав обязан использовать предоставленные ему права в соответствии с законом и не допускать в своей деятельности ущемления прав и законных интересов граждан и организаций. Согласно пункту 1 статьи 4 Федерального Закона «Об исполнительном производстве», исполнительное производство осуществляется на принципе законности. Массовое нарушение прав, свобод и охраняемых законом интересов граждан в целях достижения показателей деятельности, дискредитирует ФССП России, подрывая авторитет государственной власти, что в канун президентских выборов выгладит как саботаж со стороны отдельных должностных лиц.

В мае 2017 года исполняющим обязанности руководителя УФССП России по Брянской области назначена Бывшева Е. Ф., которая, по её словам, получила от Центрального Аппарата ФССП России неограниченные полномочия (карт-бланш) в части наведения порядка в Брянском Управлении, в целях достижения соответствующих показателей. В-первую очередь «доля исполнительных производств, оконченных фактическим исполнением».

То есть Осипов В. В., Лупанова Е. В.

Теперь под покровительством Бывшевой Е. Ф., обладающей неограниченными полномочиями и «корпоративным иммунитетом», забыв о необходимости соблюдения законности в Управлении, фактически «стряпают показатели», массово и системно нарушая права граждан и организаций. На совещаниях и селекторах я неоднократно и открыто информировал прежнее и новое руководство о том, что не смогу в условиях дефицита МТО обеспечить законное и эффективное исполнение их указаний, о том, что хорошо помню, с какой целью 17 лет назад поступил на службу, а потому «рисовать» незаконные показатели за счёт карманов граждан и организаций, не буду.

Кроме того, вся полнота ответственности за эти действия в-первую очередь лежит не на руководстве, а на мне и моих подчинённых. Моя принципиальная позиция по этому вопросу и нежелание в гонке за показателями превышать должностные полномочия обусловили проведение по надуманным основаниям тенденциозных и мотивированных служебных проверок в отношении меня и личного состава межрайонного отдела. Так, с июня 2017 года с подачи и. О.

Руководителя УФССП России по Брянской области Бывшевой Е. Ф. Аппарат Управления начал готовить правовую почву под моё увольнение. В возглавляемом мной отделе фактически началась травля меня и подчинённых мне сотрудников путём непрерывного проведения служебных проверок, в том числе по линии противодействия коррупции.

Наряду с этим, руководством Управления намеренно создавались неблагоприятные условия, направленные на дезорганизацию работы в межрайонном отделе. С февраля по июль 2017 года, после увольнения одного из судебных приставов – исполнителей эта единица с подачи Осипова В. В. Оставалась вакантной на протяжении шести месяцев.

Более того, в апреле 2017 года Лупанова Е. В. Служебной запиской ходатайствовала о сокращении нескольких единиц судебных приставов – исполнителей в межрайонном отделе. Кроме того, отделом организации исполнительного производства в лице Лупановой Е.

В., минуя меня, как старшего судебного пристава, то есть напрямую судебным приставам – исполнителям ставились задачи, которые входили исключительно в компетенцию самого ОИПа, (например сбор и подготовка какой – либо объёмной информации для предоставления её в ЦА ФССП России. Судебные приставы – исполнители, бросив все дела, вынуждены за ОИП выполнять его работу. Мои неоднократные служебные записки об увеличении лимитов денежных средств на отправку почтовой корреспонденции, бумаги, горюче-смазочных материалов и обеспечении оргтехникой, случайно или намеренно оставались без удовлетворения.

При этом меня обвиняли в отсутствии контроля, упрекая в неспособности организовать работу в отделе. С одной стороны для руководства УФССП России по Брянской области в лице Бывшевой Е. Ф. И Осипова В.

В. Это способ придать видимость законности моему увольнению по дискредитирующим основаниям, сводя счёты за моё нежелание «незаконно надувать долю фактом», с другой – демонстрировать остальным, в рамках общей превенции, негативные последствия в случае неповиновения их поручениям и указаниям впредь. Таким образом, с целью дезавуировать и замаскировать изложенные факты, догадываясь о моих действиях по обращению в компетентные органы, руководство Управления, в целях моей компрометации и подчинённых мне сотрудников, создало видимость нарушений с моей стороны, выявляемых в ходе проводимых проверок. Более того, наряду с дисциплинарным преследованием, в отношении меня и подчинённых мне сотрудников предпринимаются меры по компрометации нас как государственных гражданских служащих.

С этой целью должностными лицами отдела противодействия коррупции (бывшие оперативные сотрудники полиции и ФСИН), несмотря на моё увольнение, до сих пор проводятся мероприятия по поиску и искусственному созданию, недоброжелателей, реализации к ним известных вербовочных подходов, направленных на фабрикацию уголовного преследования по надуманным основаниям. Таким образом, руками соответствующего подразделения с должностными лицами, не желающими в массовом порядке нарушать закон, фактически цинично и бесцеремонно сводят счёты. На счету отдела противодействия коррупции, я далеко не первый и, вероятно, не последний сотрудник начальствующего состава, которого «выдавила» система ФССП, возводящая в культ не восстановление прав взыскателей а «цифры показателей». Так, мне стало известно, что заместитель руководителя УФССП России по Брянской области Осипов Виталий Витальевич осуществляет поборы с личного состава за счёт возмездного выделения отдельным сотрудникам материальной помощи (под предлогом брал взаймы).

Фото и видео доказательства одного из таких фактов. Коллегу, который сделал Осипову В. В. Справедливое замечание со ссылкой на наличие указанных доказательств, последний совместно с начальником отдела противодействия коррупции Анохиным Дмитрием Александровичем необоснованно скомпрометировали и подвели его под увольнение в связи с утратой доверия.

Учитывая, что главным и конечным бенефициаром «палочной» системы борьбы за показатели является именно Центральный Аппарат ФССП России, уверен аналогичная ситуация складывается в территориальных органах по всей Российской Федерации. В канун моего увольнения – 31 октября 2017 года я обратился с соответствующим письмом в Управление ФСБ России по Брянской области, в котором, наряду с прочим, подробно изложил со ссылкой на письменные доказательства факты превышений и злоупотреблений со стороны руководства УФССП России по Брянской области. Однако моё обращение Управлением ФСБ России по Брянской области фактически не проверялось. Напротив, как следует из ответа УФСБ России по Брянской области от 16 ноября 2017 года, моё обращение перенаправлено по компетенции в прокуратуру и ФССП Российской Федерации.

Между тем, приказом Управления Федеральной службы судебных приставов по Брянской области от 03 ноября 2017 года № 1612-к я уволен с государственной гражданской службы в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 37 Федерального Закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации» в связи с неисполнением должностных обязанностей по моей вине. Приказы о применении ко мне дисциплинарных взысканий, а равно приказ о моём увольнении в настоящее время оспариваются мной в судебном порядке. Кроме того, мной направлены соответствующие обращения в адреса Руководителя Администрации Президента Российской Федерации Вайно А. Э.

, Сопредседателя Центрального штаба ОНФ Бречалова А. В., Генерального прокурора Российской Федерации Чайки Ю. Я.

, Председателя Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации Матвиенко В. И., Председателя Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Володина В. В.

И Председателя счётной палаты Российской Федерации Голиковой Т. А. Однако в условиях отсутствия общественного внимания в медийном пространстве, факты нарушения закона указанными органами государственной власти фактически не проверены, а обращения оставлены без надлежащего рассмотрения и реагирования. Мои обращения в адреса УФСБ России по Брянской области, Руководителя Администрации Президента Российской Федерации, Генерального прокурора Российской Федерации, Председателя Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, Председателя Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, Председателя счётной палаты Российской Федерации, ожидаемого результата не дали.

По очевидным причинам я намеренно не обращался в ФССП России. Из Управления противодействия коррупции ФССП России, которое покрывает беспредел в Брянском Управлении ФССП России, я получаю ожидаемые для меня ответы, содержание которых прямо свидетельствует о тенденциозном и мотивированном подходе автора к рассмотрению изложенных мной фактов массового нарушения прав, свобод и охраняемых законом интересов граждан и организаций. Деградация ФССП России, подрывает веру граждан в верховенство права, компрометирует органы государственной власти, что в канун президентских выборов совсем некстати. С целью привлечения общественного внимания к изложенным проблемам, я был вынужден обратиться за помощью к медиаресурсам.

Так, 25 января 2018 года интернет – издание «Daily Storm» опубликовало материал о деятельности Управления Федеральной службы судебных приставов по Брянской области. В связи с изложенным, прошу Вас обратить внимание на информацию, которая нетрудно, полностью проверяется и объективно подтверждается собранными мной документами, копии которых я по Вашему требованию готов направить в Ваш адрес. С Уважением! Машинистов Роман Викторович 241030, город Брянск, ул.

Машиностроителей, д. 36, кв. 2; e-mail: [email protected] Ru; Тел.

8 (950) 692-39-05 или 8 (4832) 53-37-96.

Звёзды: 0,00 ( голосов: 0)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Решите простой пример, если вы человек а не программа. * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.