Доброе время суток Владимир Вольфович. Пишу Вам, так как ко мне пришла


Доброе время суток Владимир Вольфович. Пишу Вам, так как ко мне пришла беда со стороны Амурской областной больницы. Вкратце расскажу свою историю. 8февраля 2017 года у моей супруги Коваленко Елены Сергеевны поднялась температура 39, 9, она вызвала скорую помощь при этом сообщила, что сильно болит почка левая, она прождала 1.

5 часа и позвонила снова, где ей сказали что скорая не придет, пейте жаропонижающие препараты вызывайте такси и добирайтесь сами, при этом не сообщив какая больница дежурит по городу. Она вызвала такси поехала сначала в Первую Городскую больницу откуда её отправили в ГАУЗ АО «Амурская Областная Клиническая больница» г. Благовещенска. В Областной больнице ее сразу госпитализируют с диагнозом карбункул левой почки.

Начинают проводить консервативное лечение, но лечение не приносит результатов и 12 февраля ее экстренно оперируют но при этом говорят что, необходимо оплатить наркоз в размере 7000 рублей, а если не оплатим то будут оперировать «на живую» за деньгами пришел лечащий врач Белоус А. В.. Хирург и лечащий врач Белоус Андрей Васильевич приходят на осмотр только через двое суток, лечение было назначено как всем, не проводились исследования на антибиотики какие подходят, а какие нет.

15 февраля приехала мать Киселева Татьяна Михайловна проведать дочь и ухаживать за внучкой, которой на тот момент исполнилось 1, 5 месяцев. В часы посещения мать проведала дочь и ушла с больницы в 19, 30, при ней дежурная медсестра поставила капельницу физраствор с введенным туда цефтазодином 1, 0 когда, при этом она принесла еще два флакона с растворами для капельниц, она уходила дочь была нормальная. В 21, 00 мне на сотовый телефон звонит дежурный врач и начинает вести расспросы про роды, когда я спрашивает что случилось в ответ говорят ничего и отключаются, а затем когда я перезванивал трубку не брали, только мать со своего телефона дозвонилась и ей говорят, что 20, 00 наступила клиническая смерть, но ее реанимировали она находится в тяжелом состоянии в реанимации. Что произошло ничего не говорят, но в беседе с зав.

Отделением урологии Лештаевым Д. Б. На следующий день, он сказал, возможно попутали лекпрепараты. Супруга находится в комме в отделении реанимации температура также держится 39, 9 и не могут ни чем её сбить.

06, 03, 2017 года врачи консилиумом экстренно удаляют левую почку. Температура периодически то опускается то поднимается. Через неделю в отделении реанимации супруге устанавливают гастростому и трахеестомму. На наши вопросы о нужных препаратах врачи отвечают, что всё есть, по состоянию здоровья и дальнейшего легения супруги не дают ни каких ответов.

Супруги становится хуже и врачи говорят что она скоро умрёт, тат как по их предположениям началось отмирание коры головного мозга не подтверждая фактами. Тогда мать супруги в истерике звонит в Министерство Здравоохранения по Амурской области где рассказывает нашу историю. Затем мы идём до заместителя Главного врача по лечебной части Остапенко Людмиле Евгеньевне. Пока мы шли с Минздрава уже позвонили.

И только тогда нам сказали; что у них нет лекарств, нет питания, что супругу кормят только глюкозой, и если мы хотим чтобы супруга дольше «протянула» нужно купить лекарства и питание. Мы заказали питание из Москвы «ИЗОСОРС» с начало 10 затем 15 шт. Купили лекарства. Затем больница выиграла тендер на питание.

В реанимации через две недели супругу начали выводить из коммы, она вышла в состояние «мутизм». 24, 03, 2017 года её переводят в Неврологию где её ложат в недвижимом состоянии на обычную кровать с обычным матрацам. Мы приходим к ней и ужасаемся всему этому, она на половину сползла, а чтобы она не упала медсёстра привязали её руки. Тагда мы опять идём к Остапенко Людмиле Евгеньевне, где через ругань супруги дают многофункциональную кровать и противопролежневый матрац.

Через неделю у супруги появляется пролежень на попе с мужской кулак. Мы задаём вопросы; откуда? Как?.

А нам отвечают; мы не знаем. Тогда мы выясняем что, матрац не работает. Врачи вызывают настройщиков, и они его ремонтируют. Матрац начинает работать.

А ещё врачи говорят, что выпишут супругу через 3 дня выпишут в таком состоянии (человек в вегетативном состоянии; ни ест, не пьёт, не ходит, не говорит). Мы опять звоним в Минздрав. Тогда её оставляют но при этом говорят что, делать и как лечить они не знают. Мы советуем им связаться с центрами неврологии чтобы оно подсказали им.

Врачи встают в позу. Но мы настаиваем. В итоге они связываются с институтом мозга Екатеринбурге с главным реабилитологом УРФО А. А.

Белкин. Который в свою очередь подсказал не что, как помочь а даже немного навредить. Затем мы собираем консилиум в Минздраве Амурской области. Где мы выясняем как врачи собираются лечить мою супругу.

Они нам рассказывают дальнейший курс реабилитации супруги. Минздрав берёт на контроль лечение и врачи каждый день докладывают о её состоянии. Больших изменений за время лечения врачи не достигли. Где то в середине мая мы узнали о новом препарате «Целекс» попросили врачей прокалоть его.

Стало немного лучше. Она стала говорить слава (да, нет, конечно). Мы и врачи стали отправлять документа для последующей реабилитации. В России нам отказали.

Откликнулись только Корея, Израиль и Германия. В Корее нам сказали что, согласно наших документов у неё был не анофелоктический шок на лекарства а сепсис. Мы собрали консилиум врачей и зам. Министра Алькову Т.

Ю. Где задали вопрос так анофелоктический шок на лекарства или сепсис. Они нам отвечают ну даже и сепсес, какая разница. И тогда мы им предложили оплатить лечение супруги.

Они сказали; сначала докажите, и принесите результаты судебной экспертизы, тогда мы подумаем об оплате, но этого не будет ток как у них всё куленно (минздрав, прокуратура, полиция). Это было в июне 2017 года. После этого консилиума они уменьшили дозы препаратов, которые они ей давали. Она перестала говорить, появился усиленный гипер тонус, она начала скрипеть зубами, появилось повышенное слюноотделение.

Нужно было срочно забирать её из больницы. Пришлось брать кредит, просить людей о помощи в сборе денег на лечение (телевидение, одноклассники, инстаграмм). Насобирали денег только на первый месяц лечения в военном госпитале в Корее. Супруга с мамой улетели 13, 07, 2017 года и прилетели 10августа 2017 года.

16 августа улетели в центр «Три сестры». В данный момент проходят лечение. Конкретного диагноза пока ещё нет. У нас маленькая дочка на сегодня 14.

09. 2017 г 8 месяцев которая маму видела всего первых 1, 5 месяца и сын 11 лет. Я опрощался в министерство здравоохранения к Ольховой Татьяне Юрьевне которая в свою очередь начала мне угрожать (зачем вам это всё нужно, откажитесь от своих заявлений в наш адрес а то хуже будет). Но я не из пуганых пошел и написал просьбу в аппарат управления Амурской облости губернатору Александру Александровичу Козлову.

С моим вопросом помочь в лечении моей супруги назначили заниматься Лысенко Ольгу Викторовну, которая в свою очередь обещала помочь с организацией лечения моей супруги. И до сих пор не ответа не привета. Пытался дозвониться везде посылают куда подальше. Так же писал обращения в партии Амурской области (Единая россия, КПРФ, ЛДПР, Справедливая Россия) до сих пор нет ответов.

Я конечно понимаю что им всё равно, отписку дали и делать ни чего не надо. Я отец, муж и хочу вернуть свою супругу, но так как виновата больница я прошу их о помощи. Я писал и прокуратуру Амурской области от куда получил тоже отписку и даже без печатей, просто отписка. Так как Вы, тоже отец, муж.

Прошу Вас, помочь так как Правительство Амурской области бездействует и не обращает внимания на проблемы своих граждан. Если будут необходимы какие либо документы я Вам вышлю.

Звёзды: 0,00 ( голосов: 0)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Решите простой пример, если вы человек а не программа. * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.