05 октября 2015 года приговором Уфимского районного суда Республики Башкортостан


Уважаемый Владимир Вольфович! 05 октября 2015 года приговором Уфимского районного суда Республики Башкортостан мой сын Палаксов Виталий Витальевич признан виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 105 УК РФ и ему назначено наказание в виде 8 лет лишения свободы с отбыванием в колонии строгого режима. 24 марта 2016 года судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Республики Башкортостан данный приговор оставила без изменения, а апелляционные жалобы защитника - без удовлетворения. 22 июня 2016 года Судья Верховного суда Республики Башкортостан Харрасова С.

Н. Своим постановлением отказала в передаче кассационной жалобы для ее рассмотрения с уголовным делом в судебном заседании суда кассационной инстанции. 03 октября 2016 года судья Верховного суда Российской Федерации Червоткин А. С.

Также отказал в передаче кассационной жалобы защитника для рассмотрения в суде кассационной инстанции. Преступление, которое вменили моему сыну, он не совершал. Приговор и все последующие судебные акты по уголовному делу были вынесены с фундаментальными процессуальными нарушениями норм уголовного судопроизводства. Указанные нарушения существенно повлияли на исход уголовного дела.

В состоянии сильного алкогольного опьянения и уговоров сотрудников полиции мой сын написал признательные показания. Только на основании явки с повинной и было возбуждено уголовное дело, в дальнейшем следственный орган не провел никаких следственных действий, направленных на проверку иных версий, в том числе о совершении убийства иными лицами, в частности, Бакаевой Е. А. В ходе допроса моего сына в качестве подозреваемого он был еще в состоянии алкогольного опьянения, и утверждал, что ничего не помнит об обстоятельствах нанесения удара Шилкину А.

А. При данных обстоятельствах следственный орган, имея лишь явку с повинной и показания пьяного человека, из которых видно, что он ничего не знает об обстоятельствах убийства Шилкина А. А., в соответствии с уголовно-процессуальным законом, был обязан проверить на причастность к совершению преступления иных лиц.

Обвинение же представило систему доказательств устанавливающая смерть Шилкина А. А. От удара ножом, однако эти доказательства никак не исключали версию совершения преступления иным лицом. В основу приговора суд положил явку с повинной, которая согласно уголовно-процессуального закону и устоявшейся судебной практике не может являться доказательством по уголовному делу.

В соответствии со статьей 74 УПК РФ доказательствами по уголовному делу могут являться исключительно показания, данные подозреваемым или обвиняемым в ходе допроса с участием защитника и только после вынесения постановления о возбуждении уголовного дела. Таким образом, суд положил в основу обвинительного приговора недопустимое доказательство, что в соответствии с частью 1 статьи 401. 15 УПК РФ является безусловным основанием для отмены приговора и последующих судебных актов. Ключевым доказательством вины моего сына явились показания Е.

А. Бакаевой, но ее показания нельзя считать правдивыми и достоверными, так как на месте совершения преступления находились Шилкин А. А., Бакаева Е.

А. И мой сын. В таких условиях у Бакаевой Е. А.

Показывать на другое лицо, как на виновника, имелся личный интерес. При этом показания Бакаевой Е. А. Находились в существенном противоречии с другими доказательствами, в частности, с заключениями медицинских экспертиз о характере телесных повреждений у Палаксова В.

В., Шилкина А. А. И самой Бакаевой Е.

А., заключением экспертизы вещественных доказательств и протоколом осмотра места происшествия. В соответствии с заключением судебно-медицинского эксперта №8858 от 16. 12.

2014 года (том 1, л. Д. 239) у Бакаевой Е. А.

Обнаружены телесные повреждения в виде раны указательного пальца правой руки, ушитой раны наружной поверхности правой кисти длиной 2 см, царапины левого предплечья. Свидетель Бакаева Е. А. Происхождение раны в виде пореза пальца объяснила тем, что после того как якобы мой сын нанес Шилкину удар, она выхватила лезвие у него из рук.

Однако объяснить происхождение у нее раны наружной поверхности правой кисти и царапины левого предплечья свидетель объяснить не смогла. Только это обстоятельство исключало возможность признания ее показаний правдивыми. Из заключения эксперта – трупа Шилкина А. А.

И фото приложений к нему (том 1, л. Д. 215-216) видно, что на теле Шилкина А. А.

Обнаружены многочисленные ссадины, прежде всего на лице, шее и подбородке, характерные для порезов ногтями. Со слов Бакаевой Е. А. Между моим сыном и Шилкиным А.

А. Произошла драка, при которой Шилкин А. А. Наносил удары кулаками по лицу, однако у моего сына не имелось телесных повреждений, характерных для ударов по лицу мужчиной физически сильнее его.

В соответствии с заключением эксперта – трупа Шилкина А. А., направление обнаруженного на теле раневого канала: спереди – назад, сверху – вниз. Длина раневого канала составляет – 8 см.

При этом как в ходе предварительного, так и судебного следствия было достоверно установлено соответствие роста моего сына Виталия росту Шилкина А. А., что явно указывало на то обстоятельство, что лицо, которое нанесло такой удар с приложением силы, имело больший рост по сравнению с ростом жертвы. Рост свидетеля Бакаевой Е.

А. Составляет 185 см. В соответствии с заключением экспертизы вещественных доказательств, на одежде Бакаевой Е. А.

Обнаружены обильные следы крови Шилкина А. А. Почти на всей поверхности кофты Бакаевой Е. А.

, со стороны со спины, имеются обильные следы крови с отпечатком руки. Между тем, объяснение Бакаевой Е. А. О происхождении следов крови полностью противоречит объективной картине происшедших событий.

Совокупность указанных обстоятельств, а также то, что отпечатков пальцев моего сына Виталия на ноже не обнаружено, на обуви следов крови не имелось, явно указывала на причастность к совершению преступления Бакаевой Е. А. В настоящем уголовном деле версия о совершении преступления Бакаевой Е. А.

Не проверена и не исключена ни в ходе предварительного, ни в ходе судебного следствия, что является нарушением и разъяснений Пленума Верховного суда России, изложенных в постановлении «О судебном приговоре». В ходе судебного следствия суды первой и апелляционной инстанции, несмотря на многочисленные ходатайства защиты о производстве комплексных судебных экспертиз и следственного эксперимента, не совершили никаких судебных действий, направленных на проверку обоснованной версии о причастности к преступлению Бакаевой Е. А. Суды кассационной инстанции, отказывая в удовлетворении кассационных жалоб защиты, не привели аргументированного опровержения доводов жалобы о существенных нарушениях судами первой и апелляционной инстанции уголовно-процессуального закона, существенно повлиявшими на исход дела.

Таким образом, в настоящее время все средства правовой защиты исчерпаны. Уважаемый Владимир Вольфович, в силу Вашего статуса и гражданской позиции, прошу разобраться в сложившейся ситуации, посодействовать в восстановлении справедливости и обратиться с ходатайством на имя Генерального прокурора Российской Федерации о внесении представления в Верховный Суд Российской Федерации о пересмотре приговора Уфимского районного суда Республики Башкортостан от 05. 10. 2015 года и направлении уголовного дела на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции.

Тем самым Вы восстановите наше право на защиту и справедливость.

Звёзды: 0,00 ( голосов: 0)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Решите простой пример, если вы человек а не программа. * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.